Милые Игры 3: Непервый Поцелуй Каори

Font size: - +

46

Когда я выключил запись, господин Мияги бессильно осел в своём кресле и произнёс:

— Боже мой… я даже подумать не мог, что она пойдёт на такое…

— Я бы не хотел рассказывать об этом отцу или идти в полицию, но мне надо быть уверенным, что такого больше не повторится.

— Да, конечно. Простите, я должен был знать, что она не остановится. Аянэ очень похожа на свою мать. Знаете, эта женщина не была моей женой, но упорно меня преследовала. Я уже тысячу раз успел пожалеть, что однажды поддался соблазну и провёл с ней время. В конце концов она поняла, что от меня ничего не добиться, и уехала за океан с каким-то богатеем, а Аянэ подкинула мне. Я пытался быть для девочки хорошим отцом, но… похоже, что-то делал не так. Она вбила себе в голову, что если выйдет замуж за наследника Takeshi Group, то станет не хуже моих законных детей. Конечно, тому, что она сделала, нет оправдания, но, прошу вас, постарайтесь понять…

— Я понимаю, но рисковать не хочу.

Наверное, мои слова звучали слишком резко, господин Мияги и так уже был раздавлен новостями о выходке дочери, но чёрт возьми! Аянэ уже дважды совершала преступные действия против Каори, третьего раза я ждать не хотел.

Забавно, они обе были примерно в одинаковом положении, незаконнорожденные дочери богатых семейств, но как по-разному это на них сказалось. Одна из кожи вон лезла, чтобы что-то кому-то доказать, другая делала всё возможное, чтобы никому не мешать.

— Я отправлю её на стажировку за границу на полгода, — сказал господин Мияги.

— Когда?

— Через неделю, всё-таки надо оформить документы и всё подготовить.

— Как я могу быть уверенным, что за эту неделю она ничего не натворит?

Господин Мияги посмотрел на меня умоляюще, но я не знал жалости в этот момент.

— Это в ваших же интересах. Если Аянэ вытворит ещё что-то, когда поймёт, что терять уже нечего, я пойду не к вам. И это дорого обойдётся и вашей семье, и вашему бизнесу.

— Да, я понимаю… Поэтому хочу вас попросить, не могли бы вы эту неделю не встречаться с вашей невестой, просто чтобы Аянэ успокоилась?

— Ну, знаете…!

— Пожалуйста, господин Такеши, я признаю, что не могу контролировать свою дочь. Мне бы очень помогло, если бы вы пока не давали ей повода.

Я вынужден был согласится, ведь речь шла о Каори, я не хотел рисковать. Да и потом, что значит, неделя? Лучше уж так, чем, если Змеяги вывернется и укусит напоследок.

Я позвонил Каори сразу после разговора с отцом Аянэ.

— Я всё решил, Мияги через неделю уедет за границу.

— Хорошо. Спасибо, Такеши-семпай.

— Как Хикари?

— С ней всё нормально, она даже не поняла, что произошло. Мияги погуляла с ней по торговому центру и даже мороженое купила.

— Прости меня, Каори, это моя вина.

— Нет, не извиняйся. Если кто и виноват, то это я. Мне не следовало занимать чужое место… И спасибо за всё, что ты для меня сделал.

Её голос звучал печально и отрешенно, но я не придал этому значения, решил, что она всё ещё сильно расстроена, и ей нужно время, чтобы прийти в себя.

— Каори, пока Мияги не уедет, нам лучше проявить осторожность и не встречаться. Это всего на неделю, я просто не хочу рисковать.

— Да, Такеши-семпай, так будет лучше всего, — согласилась она.

 

Пару раз после этого я ей звонил, но она не брала трубку, мои сообщения тоже оставались без ответа. Конечно, не следовало это так оставлять, но внезапно навалились дела, и учёба догнала. Пока я со всем этим разобрался, не только неделя прошла, но и успели наступить летние каникулы. Учеба меня теперь не отвлекала, стало легче дышать, и появилось время, чтобы, наконец, разобраться в отношениях с Каори. Я решил, что просто скажу ей, что люблю её, и буду повторять это снова и снова, до тех пор, пока она не поверит. Думаю, раза три-четыре должно хватить.

Её телефон был отключен, в библиотеке сказали, что она уволилась, а комендант общежития сообщил, что Ода Каори уже полмесяца как съехала из своей комнаты. Черт, если она ещё и из города смоталась!

— Каори уехала в Токио почти неделю назад, — сказала госпожа Ода, когда я заехал в кондитерскую, — Сначала она вернулась домой, а потом господин Сакураи пригласил её в Токио, потому что госпожа Сакураи наконец-то захотела с ней познакомиться. Так что Каори собралась и поехала. Я не знаю, что у вас произошло, она не рассказывала, а я не приставала с расспросами. Так получается, она уехала, и ничего тебе не сказала? Вы поссорились?

— Нет, мы просто друг друга не поняли.

— Я сожалею, мне казалось, бы были счастливы вместе.

— Мне тоже так казалось. Спасибо, госпожа Ода.

Она сочувственно посмотрела на меня, улыбнулась по-матерински и пожелала удачи.



Anna Gerasimenko

Edited: 12.05.2017

Add to Library


Complain