Милые Игры 4: Прекрасное Чудовище Мей

Размер шрифта: - +

18

Я целовалась с Юкио… неплохо так целовалась. Тот поцелуй два года назад был совсем детский, но он значил для него и для меня гораздо больше, чем то, что было сейчас. Юкио просто меня использует, и я позволяю ему это делать. Почему? Мой разум метался в поисках ответов, но ответов не находил. Так что я нашла свой телефон и уткнулась в него. В мессенджере уже, конечно же, было сообщение от Рины:

[Рина]: Мей, как проходит свидание?

Всего одно, надо же! Похоже, девочка над собой работает.

[Мей]: Фильм ничего так, но Юкио уснул.

[Рина]: Что? Серьёзно уснул? Вот негодяй! Разбуди его!

[Мей]: Зачем? Пусть поспит, он не высыпается из-за смены часовых поясов.

[Рина]: О, Мей! Ты такая добрая и заботливая! А он взял и уснул.

[Мей]: Когда он спит, он такой милый.

Я написала это, чтобы она успокоилась. Я совсем не хотела будить Юкио, спящий он нравился мне гораздо больше.

[Рина]: Ты его балуешь. Вот когда у нас с Сатору было свидание, и он полчаса разговаривал по телефону с приятелем, ты сказала, что это было неуважительно по отношению ко мне.

[Мей]: Это другое.

[Рина]: Да ты просто влюблена в своего Юкио по уши! А что, он прям сразу уснул?

[Мей]: Не сразу.

[Рина]: А что было до этого?

[Мей]: Мы целовались и разговаривали.

[Рина]: Во-от! Это уже больше похоже на свидание. Одобряю. Ты уже сфоткала его спящего?

[Мей]: Нет, а зачем?

[Рина]: Как зачем? Все так делают.

[Мей]: Я не думаю, что прям все.

[Рина]: Сразу видно, что это твои первые отношения.

[Мей]: Ой, можно подумать! Ты сама-то сколько с парнем встречаешься? Месяца три-четыре? И всё, уже эксперт?

[Рина]: Это были очень познавательные три с половиной месяца.

[Мей]: Рада за тебя.

В мыслях я добавила к этому «Сучка!»

[Рина]: Сфоткай его, сфоткай! Будет знать, как спать на свиданиях!

А почему нет? Юкио сам хотел, чтобы я вела себя как его девушка, так что… Я активировала на телефоне режим фотокамеры и осторожно поползла к нему. Очаровашка! Приятно будет иметь такую его фоточку! Я стала подбирать ракурс, уже почти прицелилась, но по лицу Юкио вдруг пробежала болезненная гримаса, он всхлипнул и еле слышно проговорил с отчаянием: «Не надо… отпустите…». По его щеке побежала слеза. Я застыла над ним с телефоном в руке, не зная, что делать. Юкио резко повернулся на спину и с криком проснулся. Мой палец дёрнулся, и я его сфоткала. Юкио некоторое время тяжело дышал и оглядывал комнату безумными глазами, не понимая, где находится. Потом его взгляд сфокусировался на мне, на секунду на лице Юкио отразилось облегчение, а потом оно вновь стало безразличным.

— Ты что творишь? — спросил он холодно.

— Просто решила сфоткать тебя спящего, все пары так делают… ну, я слышала, что делают. А ты? Что это было вообще?

— В Англии в первый год надо мной издевались отморозки-старшеклассники, жестко издевались, ты и представить себе не можешь. Иногда мне это снится.

Он говорил так спокойно, будто не о себе рассказывал, и от этого становилось ещё более жутко. Я не знала, что сказать, и просто тупо на него смотрела.

— Забей, — усмехнулся он, — Это уже в прошлом.

— А во второй год?

Я ожидала услышать что-то вроде «А во второй год я их всех убил», таким же спокойным тоном. Но Юкио усмехнулся ещё раз и сказал:

— А на второй год я стал мальчиком Саймона, и надо мной уже никто не издевался. Ну, кроме Саймона, конечно.

— Кто такой Саймон?

Он улыбнулся, похоже ему нравилось думать о Саймоне.

— Саймон — это тот, кто научил меня целоваться. Думаю, нам пора отсюда сваливать. Сколько времени?

Я показала ему экран телефона, Юкио кивнул и встал с кровати. Всё ещё пребывая в шоке от свалившейся на меня информации, я тоже встала и пошла за своим жакетом.



Anna Gerasimenko

Отредактировано: 10.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: