Милые Игры 4: Прекрасное Чудовище Мей

Размер шрифта: - +

35

Когда Юкио довёз меня до дома и высадил у крыльца, я вцепилась в край его пиджака.

— Ты же останешься?

— Зачем? Я сегодня в школе вроде неплохо выспался.

— Пожалуйста… я не хочу быть дома одна.

— Однажды тебе придётся остаться с этим один на один, Мей.

— Не сегодня, — проныла я.

— Ой, да ладно! Не так уж тебе и плохо, слёзки-то притворные.

Я зло на него посмотрела, но пиджак не выпустила. Хочет, чтобы я умоляла? Ладно, буду умолять.

— Пожалуйста, только ты знаешь, каково мне сейчас.

— Ладно, — вздохнул Юкио, слезая с мотоцикла, — Только, смотри, не влюбись в меня.

— После сегодняшнего — точно нет, — поёжилась я.

— Вот и умница, — одобрил Юкио и поцеловал меня в лоб.

Мне показалось, или в его голосе действительно прозвучали нотки сожаления?

— А ты, вообще, почему спросил? Ты, что ли, влюбился в Саймона, после того, как…?

— Ох, Мей! Как же не тактично о таком спрашивать! Где твои манеры? — насмешливо возмутился Юкио, открывая для меня дверь.

— Но всё-таки? — настаивала я.

— Я расскажу тебе однажды… может быть…

 

Как только мы вошли в мою комнату, я сразу направилась в ванную, но на полпути остановилась и спросила:

— Ты же не уйдёшь?

— Нет, не уйду. В конце концов, надо дождаться твоих родителей и всё им рассказать.

— Нет!

Я почему-то пришла в ужас от мысли, что они узнают.

— Мей, они должны знать.

— Я не хочу, чтобы они такое пережили, я не хочу, чтобы кто-нибудь знал.

— Кто-нибудь это понятно, но твои родители должны тебя защищать, это их дело.

Упёртый баран! Я поняла, что его не переубедить, и разозлилась.

— А твой отец знает, что с тобой происходило в той школе?

— Мой отец… — усмехнулся Юкио, — Мой отец не такой уж мне и отец сейчас. Иди в ванную, я знаю, тебе это нужно.

 

В ванной я проторчала не меньше часа, сначала долго стояла под душем, потом отмокала в душистой пене. Хотелось отодвинуть всё подальше и запереться в этом маленьком мирке, где есть только я, вода и косметика.

В зеркале отражался кошмар, огромный синяк на лице, на руках и ногах тоже синяки, очень красноречивые, некоторые из них оставил Юкио. Как же хочется просто исчезнуть, чтобы ничего не было.

Я так торопилась отмыться, что не взяла с собой никакую одежду, а ту, что на мне была, я больше ни за что не надену. Пришлось заворачиваться в полотенце.

— Не смотри на меня! — предупредила я, выходя из ванной.

— Не смотрю, не смотрю, больно надо, — отозвался Юкио.

Он валялся на моей кровати и с огромным удовольствием читал мой новый дневник. Я застыла посреди комнаты, забыв, куда и зачем шла. Юкио всё же посмотрел на меня.

— Что? Замок на ящике можно скрепкой открыть, сама виновата.

— Ты… ты…

— Иди, куда шла, — отмахнулся он, — Или полезешь на меня в одном полотенце? Если так, то вперёд. С удовольствием отшлёпаю тебя по голой попке.

Я яростно взревела и потопала в гардеробную. Вот сейчас оденусь, и он у меня попляшет! А потом я вспомнила, как он прижал меня прошлый раз, когда я застала его со своим дневником, и решимости у меня как-то поубавилось. Ладно, тогда просто наору на него! Я быстро надела бельё и домашнее платье, чуть подсушила волосы полотенцем, чтобы вода с них не капала, и продумала пламенную речь. Но когда я вернулась в комнату, Юкио уже спал. Дневника рядом не было, ящик моего стола был аккуратно закрыт. Я вздохнула и осторожно села на кровать рядом с ним.

Красивый. Даже с побитым лицом красивый, чтоб его! Моя рука сама собой потянулась, чтобы поправить ему волосы. Он открыл глаза до того, как я успела коснуться.

— Что ты делаешь?

— У тебя лицо в крови, умыться не хочешь?

— Да, а я и забыл.

Он встал и, зевая, поплёлся в ванную.

— Тащи аптечку, — услышала я сквозь шум воды.



Anna Gerasimenko

Отредактировано: 10.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: