Милые Игры 4: Прекрасное Чудовище Мей

Размер шрифта: - +

Свидание с Чудовищем

— Юки, это не Принцесса, это Дракон! — смеялся Саймон, читая письма Мей, — Как ты можешь её любить?

Я вздохнул, уже жалея, что рассказал другу о своей безответной любви.

— Я же не спрашиваю тебя, как ты можешь любить нашего препода по истории.

— Ты ещё спроси, в каких позах! — снова развеселился Саймон, а потом внезапно стал серьёзным и посмотрел мне в глаза своим незабываемым пронзительным взглядом, — Она влюблена в тебя по уши, мой мальчик. Я в этом уверен.

Я тогда ему не поверил. Это было почти два года назад, я только-только переехал к нему и начал отходить от того, что со мной было.

— Ага, как же! — скептически усмехнулся я.

— Вот увидишь, — напророчил Саймон.

 

Вообще, у меня есть стойкое подозрение, что кто-то хитрый и большой там наверху регулярно кладёт нефритовый болт на мои жизненные планы, а перед этим долго над ними ржёт.

Я собирался героически сдохнуть, разоблачив свою коварную мачеху, но эта курица не удосужилась нормально прицелиться прежде, чем выстрелить! Тоже мне, преступница мирового уровня!

Я за каким-то чертом выжил и планировал свалить в Европу прежде, чем Мей начнёт с кем-то встречаться. Не успел. Она начала встречаться… со мной. Я сопротивлялся до последнего, но против этого Чудовища не попрёшь, она мне яйц… пальцы крышкой рояля прижала бы, чтобы добиться своего. Хотя, я и сам виноват, мне так захотелось услышать, что она меня любит, что я вынудил её признаться, а когда она призналась, то уже не смог врать, что не люблю её. Даже на свидание позвал, чисто ради интереса. Поцеловать себя она не позволила, вот мне и было интересно, на свидание согласится или нет. Согласилась. А я не готов… морально, физически-то я был готов на что угодно, но если уж даже с поцелуями облом вышел, то на что угодно пока рассчитывать не стоит.

Эх, нечего было держать её за руку, пока признавался, она по своему обыкновению сбежала бы, и у меня была бы пара дней на то, чтобы всё обдумать и грузануть своими проблемами одного трудолюбивого психотерапевта.

«Юкио, тебе надо решить, чего ты хочешь».

На кой чёрт, если в результате на это всё возлагается большой и толстый … ну вы в курсе…

Итак, было два вопроса: «Куда её вести?» и «Как себя с ней вести?». Если по поводу первого ещё были приемлемые варианты, то насчёт второго я полностью терялся в догадках. Всё своё детство я вёл себя с ней, как с Принцессой, и она регулярно вытирала об меня ноги, потом я мстил, унижал, мучил, использовал… Даже не думал, что способен на такое. Но, как оказалось, с ней я на многое способен. С ней… С ней похоже либо прогнуть, либо прогнуться. И то, и другое я пробовал, понравилось мало.

«Юкио, тебе надо решить, чего ты хочешь».

Когда я смотрю на клавиши, мне хочется пройтись по ним пальцами, когда я вижу свой байк, мне хочется оседлать его и умчаться за горизонт. Когда я вижу Мей… контент 18+, но это не то, что нам обоим сейчас нужно.

 

Я повёл её в Океанариум, раньше мы часто туда ходили, первое время после смерти мамы почти каждый день. Почему-то мне становилось легче в стеклянном лабиринте на дне гигантского водоёма: тусклый свет, разнокалиберные морские твари, плывущие над головой, невозмутимые, безмолвные, завораживающие, и всё остальное вдруг становится не таким важным, не таким больным и горьким, отступает, не в силах пробиться сквозь толщу воды, остаёшься только ты сам и музыка, которая вдруг приходит из глубин души.

Мы сидели на скамье в одном из дальних тупиковых ответвлений, люди проходили мимо, даже не подозревая, что здесь есть ещё один поворот. Расстояние между Мей и мной было в полметра, и я не знал, стоит ли его сокращать, но всё же держал её за руку. Стая крупных серебристых рыб проплыла над нами и унеслась вдаль, черно-белая касатка медленно и вальяжно скользила мимо, чуть шевеля хвостом.

— Брамс, — тихо сказал я.

— Вагнер, — отозвалась Мей.

Это была наша давняя игра, теперь мне нужно было угадать мелодию, что пришла ей в голову, а она будет пытаться угадать мою. Вагнер, значит…

— Симфония №3? — предположила Мей.

— Нет. Сон в летнюю ночь?

— Нет.

Мы продолжали гадать. Это было не соревнование, просто так мы делились тем, что внутри.

— Симфония №4?

— Да. Симфония №6?

— Угадал…

Я украдкой взглянул на Мей, она смотрела на водный мир за стеклом. Красивый профиль, королевская осанка, длинные волосы спускаются по спине до скамьи, изящная шея, грудь… Глаза пришлось отвести и срочно начать составлять в уме нотную запись шестой симфонии Вагнера, чтобы не вспоминать о том, что у нас совсем недавно с ней было.

— Мей, чего ты хочешь? — беззастенчиво сплагиатил я вопрос у своего психотерапевта.



Anna Gerasimenko

Отредактировано: 10.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: