Милые Игры или Десять Свиданий с Фуюми

Font size: - +

2

— Эй, Йошида! — слышу я в понедельник утром, когда прихожу в школу, — Ты уже в курсе?

Я вынимаю из уха наушник и приветствую приятеля из театрального клуба:

— Доброе утро, Сото-семпай.

Сото Коидзуми не считает нужным должным образом ответить на приветствие и сразу переходит к делу:

— Харукава переводится, его родители переезжают, так что Тибальта у нас играть некому.

— Думаю, не стоит переживать, — высказываюсь я, — До премьеры ещё два месяца. Уверен, Миямото что-нибудь придумает.

— Ну, не знаю, — произносит Сото с сомнением, — Театральный кружок не слишком популярен, нас и так еле хватило, чтобы укомплектовать все роли…

— Хм, — говорю я, ухмыляясь, — Азука так хочет блеснуть в роли Джульетты, что Адского Сатану за рога притащит, чтобы играл у нас Тибальта.

— Это точно! — соглашается семпай.

Оказалось, что я как в воду глядел. Не то чтобы наша прима действительно притащила самого Сатану, но деяние её всё равно впечатляло.

 

Как обычно я прихожу на репетицию раньше остальных и спокойно переодеваюсь в одиночестве. Потом подходят девчонки, и я уступаю комнату им, а сам подпираю стенку в коридоре.

Я мысленно повторяю роль и раздумываю над расстановкой интонации, когда меня отвлекает цокот каблучков. Я поворачиваю голову и вижу, как Азука Сакура выплывает из-за угла довольная, как сытая кошка, а за ней с угрюмым видом плетётся не кто иной, как Такеши Кей. Чтоб вы знали, это здешний школьный принц, спортсмен, отличник и просто красавец, ну а ещё один из наследников корпорации Takeshi Group, и одного этого уже было бы достаточно, чтобы считаться небожителем даже среди учеников частной привилегированной школы. Как я слышал, в начале года он расстался со своей девушкой и сейчас свободен, что только добавляет ему популярности. В общем, притащить за рога Сатану было бы немногим эпичнее.

Явление Принца меня настолько поражает, что я некоторое время просто стою и пялюсь на него.

— О! Здравствуй, Йошида, — говорит Азука, — Ты уже здесь. Позволь представить, это мой друг Такеши Кей, он любезно согласился заменить Харукаву в нашей постановке.

Её заявление вызывает у меня некоторые сомнения, особенно, что касается дружбы и любезности, но я держу своё мнение при себе, обаятельно улыбаюсь и говорю:

— Йошида Хикару, приятно познакомиться. Я играю Меркуцио. Спасибо, что спасаешь нашу постановку.

Мой голос звучит немного насмешливо и сочувственно.

— Всегда пожалуйста. Приятно познакомиться, Йошида-семпай, — отвечает Такеши, холодно и вежливо, ладно хоть без неприязни.

Он даже назвал меня семпаем, хотя я на два года младше.

— Ну, ладно, мальчики, я переодеваться, — говорит Азука и скрывается за дверью.

— Как тебя сюда угораздило, — спрашиваю я, немного медлю, а потом добавляю с иронией: — Такеши-кохай? У Неподражаемой Азуки есть на тебя компромат?

— Нет, рычаги давления, — вздыхает Такеши, — Её мама близко знакома с моей мамой.

— Сочувствую, — говорю я, его откровенность становится для меня неожиданностью, я думал, он меня пошлёт куда подальше.

— Надеюсь, тебе не придётся из-за этого бросить баскетбол? Без тебя команда сильно ослабеет.

— Конечно же, нет, буду совмещать, и потом, это же ненадолго, да и не слишком сложно, я думаю.

Высокомерный, самоуверенный, но сдержанный, как ему и положено быть.

— Так тебе нравится баскетбол, Йошида? — вдруг спрашивает он.

— Да, стараюсь ходить на все матчи. У вас хорошая команда.

— А сам почему не играешь? Рост у тебя подходящий.

— Я играл раньше, — отвечаю я, отводя взгляд.

Надеюсь, он не станет развивать тему.

— А почему бросил?

Всё-таки, он продолжает. Что это? Простая вежливость? Разговор ради разговора, чтобы убить время? Или ему, правда, интересно?

— Были причины, — отвечаю я, стараясь, чтобы голос звучал как можно беспечнее.

— Извини, если лезу не в своё дело.

— Да всё нормально.

Нет, нет, тебе меня не достать. Я знаю секрет неуязвимости, это лёгкость, это улыбка, это полное непротивление, и силы врага распыляются по широкой пустоши, так и не найдя твоих границ.

За то недолгое время, что мы стоим вдвоём в пустом коридоре, я успеваю понять, что не смотреть на Такеши Кея, если он рядом, просто невозможно, а я старался, уж поверьте мне. Он выше меня на полголовы и шире в плечах, даже в школьной форме он выглядит как модель с подиума. А я рядом с ним, наверное, смотрюсь как тощий долговязый подросток. Блин, да что со мной такое? Какого чёрта я себя с ним сравниваю? Каждому даётся собственная уникальность, а кому-то ещё и всё остальное великолепие. Такеши, о чём-то размышляя, проводит рукой по волосам. Я смотрю, как чёрные тяжелые блестящие пряди смещаются, подчиняясь длинным бледным пальцам, а потом, качнувшись, возвращаются на место. Чёрт, чёрт, чёрт! Да как можно быть таким? Наваждение, а не человек!

Слава Богу, до того, как я успеваю сойти с ума, появляются ребята. Я вполне неплохо справляюсь с тем, чтобы представить им нашего нового Тибальта, и отхожу подальше, от греха подальше.

Парни в полном восторге от того, что им предстоит играть на одной сцене с Такеши Кеем. Один из них даже предлагает ему взять главную роль, не замечая, что Кимура рядом. Такеши вежливо отказывается, говорит, что у него для этого недостаточно опыта, да и вообще он здесь только потому, что Азука попросила помочь. От этого заявления Кимура напрягается ещё больше.

Наконец-то девчонки покидают клубную комнату, и я отправляюсь с ними в актовый зал, а парни остаются переодеваться. Всю дорогу мне приходится выслушивать разглагольствования Азуки о том, какая этой удача, что ей удалось затащить Такеши-куна в нашу постановку, и восторженные повизгивания девчонок.



Anna Gerasimenko

Edited: 19.11.2018

Add to Library


Complain