Милые Игры или Десять Свиданий с Фуюми

Font size: - +

9

На следующий день я вижу Кея во время большой перемены. Он проходит мимо в окружении одноклассников. Наши глаза встречаются, он слегка улыбается мне, я отвечаю ему тем же. Быть тайным возлюбленным мне нравится больше, чем иметь постоянное место в его королевской свите.

На репетицию я как всегда прихожу за полчаса, чтобы иметь возможность переодеться в одиночестве. Но не тут-то было.

— Привет, я тебя ждал, — говорит Такеши Кей, отлипая от стены, а потом добавляет, кивая на дверь клубной комнаты, — Открывай, будем переодеваться.

Звучит это очень многообещающе, и я понимаю, что нашим отношениям недолго осталось, минут пять, если не меньше. Я отпираю дверь и отхожу в сторону:

— Переодевайся первым, я подожду.

Внешне я держу тон и лицо, но сердце моё стучит как бешеное, а внутри всё сжимается от предчувствия боли.

Кей недолго пребывает в растерянности, подходит ко мне, наклоняется, чтобы поцеловать. Очень может быть, что это наш последний поцелуй, я пытаюсь прочувствовать его всем своим существом.

— Почему бы нам не переодеться вместе? — спрашивает Кей, ухмыляясь, — Обещаю, что не буду слишком приставать, если ты этого боишься.

— Я не хочу, чтобы ты видел меня без одежды.

— Но почему?

— Ты знаешь, почему.

Мне с трудом даётся этот разговор, хочется послать всё подальше и просто уйти. Он ещё спрашивал, почему я ни с кем не встречаюсь. Вот как раз поэтому.

— Эй, ну я же твой парень, мне-то ты можешь всё показать, — говорит Кей и нежно проводит тыльной стороной пальцев по моей щеке.

— Нет, не могу, — тихо, но твёрдо произношу я, — И потом, мы всего третий день знакомы.

— Да ладно тебе, — говорит Кей, приближаясь ко мне вплотную, — Уверен, всё не так страшно.

Его ладони скользят по моему телу, заползают под форменную безрукавку и начинают вытаскивать рубашку из-за пояса.

— Я же сказал, нет!

Меня охватывает паника, я резко его отталкиваю, забегаю в клубную комнату и быстро захлопываю дверь, успевая заметить донельзя удивлённое лицо и услышать:

— Подожди!

Кей берётся за ручку двери с той стороны, но я уже закрыл замок. Мои руки дрожат, сердце бешено бьётся, из глаз вот-вот польются слёзы. Я переодеваюсь как можно быстрее, пытаюсь успокоиться, но у меня ничего не получается. Когда я отпираю дверь, я не знаю, что меня ждёт за ней, может быть даже просто пустой коридор.

Дверь с силой распахивается, так что я едва успеваю отскочить. Кей врывается в комнату, возмущённый до глубины души.

— Ты просто так взял и закрыл передо мной дверь?

— А что, ты к такому не привык, богатенький мальчик?

Боже, мой голос звучит так, будто я сейчас расплачусь! Хуже и быть не может! Я пытаюсь сбежать в коридор, но Кей хватает меня за руку:

— Ты что, плачешь?

— Отвали! — кричу я и пытаюсь вырваться, мне не удаётся.

— Хикару, — говорит Кей, привлекает меня к себе и обнимает, — Что с тобой?

В его голосе неподдельная тревога и участие, он больше не злится. Он гладит меня по голове, шепчет что-то ласковое, целует в висок.

— Ты так не любишь, когда тебя раздевают?

— Не люблю? Пожалуй, так, — пытаюсь усмехнуться я, — Меня тысячу раз раздевали, и рассматривали, и трогали, где только можно и нельзя.

— Кто? — глухо и как-то страшно спрашивает Кей.

— Врачи и медсёстры, кто же ещё? Среди них даже были те, кому это нравилось. Это чувствуется, знаешь ли, когда тебя трогают с такими мыслями.

— Имён не назовёшь?

Кей обнимает меня ещё крепче, будто хочет защитить от всего мира. И почему-то я выкладываю ему то, что никогда никому не рассказывал.

— Нет, не смогу, я тогда постоянно на обезболивающих был, почти ничего не помню. Может быть даже, мне всё привиделось. Хотя мерзкие сны про это до сих пор снятся.

— А что за больница была? — продолжает расспрашивать Кей.

Я называю больницу.

— Это всё, о чём ты хочешь спросить?

Я всё жду, когда он разомкнёт объятья, но всё ещё этого не делает, молчит, вздыхает, спрашивает:

— Так значит, не смотреть и не касаться?

— Да.

— А как же тогда…?

— Если ты о сексе, то никак.

— И ты думаешь, меня это оттолкнёт?

— А разве нет?

— Ну, это же не навсегда.

—А если навсегда? — озвучиваю я то, что тревожит меня уже давно.

— Я так не думаю, — спокойно говорит Кей и, коварно улыбаясь, добавляет, — И потом, на крайний случай у нас есть твой прекрасный сладкий ротик.

Его рука соскальзывает с моей головы на шею, а большой палец ложится на мою нижнюю губу и начинает ласкать её. И, в общем-то, становится ясно, о чём именно он сейчас думает.

— Что?!! — чуть ли не ору я и пытаюсь вырваться.

Кей лишь сжимает меня крепче и успокаивающе шепчет на ухо:

— Но, конечно, я буду ждать, когда ты сам это предложишь.

Похоже, моё возмущение его здорово веселит, он приглушенно смеётся мне в плечо. Это что, была одна из тех игр «Кто первый вильнёт»? Если так, то мне сейчас не до этого. А если он серьёзно…. Ну, если он, и правда, будет ждать, пока я сам этого захочу, тогда всё вроде бы в порядке. Вот только успокаиваться так быстро я не собираюсь.

— Поверить не могу, что ты это сказал!

— Поверить не могу, что ты думал, что я о таком не думаю, — сквозь смех произносит Кей, его хватка слабеет, я легко высвобождаюсь из его рук.

— Думать — одно, говорить — другое!



Anna Gerasimenko

Edited: 19.11.2018

Add to Library


Complain