Милые Игры или Десять Свиданий с Фуюми

Font size: - +

15

Когда начинаются титры, Мей поворачивается ко мне и говорит:

— Йошида-кун, а братик уснул, что будем делать?

Трепетный взмах ресниц, она смотрит на меня так, как должна смотреть сестрёнка друга в эротической фантазии любого моего ровесника.

Я заговорщически улыбаюсь и говорю:

— Мей-Солнышко, что бы мы ни делали, твой брат всё равно спустит с меня шкуру, поэтому давай делать самое забавное из возможного…. Будем фотографировать его спящего.

Мей некоторое время задумчиво смотрит на меня, а потом хихикает, и мы приступаем.

— Без вспышки слишком темно получается!

— От вспышки он может проснуться.

— Может, свет включим?

— Тогда он точно проснётся.

— Тащи настольную лампу, или торшер, — приходит мне в голову идея, — Или может, свечи зажжём?

В полной мере удовлетворив своё коварство, мы, наконец, оставляем Кея в покое. Мей смотрит на меня, я смотрю на него.

— Тот особенный для тебя человек, это ведь мой брат, да? — спрашивает она.

— Заметила всё-таки, — говорю я.

— У тебя с ним никаких шансов, он предпочитает девушек.

— Я знаю.

— И что ты будешь делать?

— А что я могу? Буду рядом, пока ему хорошо со мной, и уйду, когда стану не нужен.

— Вот так просто возьмёшь и уйдёшь?

Мей смотрит на меня недоверчиво. Она больше не пытается завлечь меня или ещё чего, теперь с ней можно говорить, как с нормальным человеком.

— Не думаю, что это будет просто для меня, но я постараюсь, чтобы так всё и выглядело.

— Знаешь, — говорит она вдруг, — Можешь его поцеловать.

— Сейчас? — оторопеваю я.

— Да, я разрешаю, с него не убудет. Он столько раз целовал всяких… девиц, которых интересовали только его деньги и статус. Так что пусть хоть раз его поцелует человек, который его действительно любит.

Что ж, почему нет. Если я действительно порву с ним завтра, как сам для себя решил, то это последняя возможность его поцеловать. Я подхожу ближе, опираюсь коленом на диван и склоняюсь над спящим красавцем. Медленно-медленно, чтобы не разбудить, запускаю пальцы в его волосы и легонько прикасаюсь губами к губам. Щёлкает вспышка, Мей нас сфотографировала.

— Спасибо, — говорю я, улыбаясь как счастливый идиот, — Можно я переброшу фотографию себе на почту?

Мей немного теряется, а потом протягивает мне телефон и говорит:

— Э-э, конечно.

Я пересылаю копию себе и удаляю оригинал.

— Какого чёрта?! — шепотом орёт на меня Мей, когда понимает, что я сделал.

— Я просто не хочу, чтобы моему любимому что-то угрожало, Мей-Солнышко, — объясняюсь я.

— Да я бы никогда…! — возмущается она.

— Конечно, конечно, ты бы никогда не навредила старшему брату. Но мало ли к кому могла бы попасть эта фотография. Так надёжнее, согласна?

Мей согласна не была.

— Ты за это заплатишь!

— Думаю, мне пора домой.

Не то чтобы я в самом деле испугался, но оставаться в доме, где тебе уже не рады, как-то невежливо.

— Скатертью дорожка!

— Позаботься о брате, Мей-Солнышко, — говорю я и не могу удержаться, чтобы не погладить её по голове, как маленькую.

Мей возмущённо шипит и огрызается так, будто готова оттяпать мне руку. Я тихо смеюсь и покидаю комнату. Она не идёт меня провожать, так что выход я нахожу сам.

 

Кей звонит мне, когда я уже готовлюсь ко сну.

— Почему ты ушел, не разбудив меня?

— Будить спящего человека? Я просто не способен на такое зверство, — отвечаю я, усмехаясь.

— Хикару, — говорит Кей, после небольшой паузы, — То, что ты сказал сегодня Мей, это правда? Ты действительно думаешь, что между нами ничего серьёзного быть не может?

— Да, я действительно так думаю, — отвечаю я тихо.

— Почему? Потому что мы оба парни?

— Вовсе нет.

— Тогда почему? — продолжает допытываться Кей, он всегда находит в себе смелость узнать правду.

— Потому что со мной не всё гладко, Кей, — отвечаю я, сам восторге от своего каламбура.

— Я же говорил, что это не проблема, — ворчит Кей.

— Мой психотерапевт назвал бы это отрицанием.

— Передай своему психотерапевту, что он идиот.

— Непременно, — обещаю я.

— Ладно, поговорим завтра перед репетицией.

— Да, хорошо.

— Ты ложишься спать?

— Да.

— И что на тебе надето?

— Не дождёшься.

— Неужели ничего?

— Спокойной ночи, Кей.

— А всё-таки?

— Спокойной ночи, Ке-ей, — пропеваю я.

— До завтра, Хикару.

«Завтра мы должны расстаться», напоминаю я себе, нажимая отбой.



Anna Gerasimenko

Edited: 19.11.2018

Add to Library


Complain