Милые Игры или Десять Свиданий с Фуюми

Font size: - +

18

Кей появляется за несколько секунд до того, как истекает время выпечки. Он стоит во плоти на пороге моего дома и ослепительно улыбается.

— Я хотел сначала позвонить, но у меня сел телефон, можно его у тебя зарядить?

— А, да, конечно. Извини, мне нужно кое-что проверить. Заходи, — говорю я и убегаю до того, как он успевает меня поцеловать.

«Расстаться, расстаться, сегодня мы непременно должны расстаться», твержу я себе, пока проверяю готовность кекса. Вполне пропечён. С великой аккуратностью и осторожностью я перекладываю кекс на тарелку и берусь за глазурь.

— Красотища! — говорит Кей совсем рядом. Пока я был занят, он вошёл в дом и нашел меня на кухне.

— Он должен ещё остыть и пропитаться.

Я делаю вид, будто основательно сосредоточен на распределении глазури по поверхности кекса.

— Где твоя тётя? Разве у неё сегодня не выходной?

— Скоро придёт.

Я отвечаю кратко и совсем не смотрю на Кея, и это его настораживает.

— Может, тогда покажешь мне свою комнату?

— Э-э, хорошо, — отвечаю я и веду его к себе, мучительно соображая, как объяснить, почему я не хочу продолжать отношения.

И только когда за нами закрывается дверь, я понимаю, что не надо было этого делать. Кей подходит сзади и обнимает меня.

— Знаешь, — говорит он, целуя меня в висок, — когда закончим школу и поступим в университет, сможем жить вместе как пара приятелей.

«Всё», понимаю я, «Это конец».

— Нам надо расстаться, — говорю я, потому что больше ничего не остаётся.

— Что? — спрашивает Кей, будто бы не понимает, что я сказал.

Я размыкаю кольцо его рук и разворачиваюсь, собираясь объяснять.

— У наших отношений нет будущего.

— Чушь! — уверенно заявляет он.

— Правда, — не менее уверенно говорю я.

— Почему? Потому что мы оба парни?

— Нет, не поэтому. Я же тебе объяснял, я не могу быть в близких отношениях с кем-либо, а уж тем более жить вместе.

— Снова чушь!

Похоже, быстро и просто не получится. Это даже лестно, но всё равно проблема.

— Я сломанная игрушка, Кей. Я не могу тебя больше радовать.

— Перестань, — говорит он с нежностью в голосе и пытается снова меня обнять. Я уворачиваюсь.

— Нет, нам пора расстаться.

— Назови хоть одну весомую причину?

— Просто у нас больше ничего не будет. Мы так и так однажды расстанемся, и лучше сделать это сейчас, потому что дальше будет больнее.

— Что значит, однажды расстанемся? Я собираюсь сделать всё, чтобы этого не произошло. А ты, получается, уже готов сдаться?

— А у нас нет шансов. Тебе рано или поздно надоест ждать меня, и ты вспомнишь, что на самом деле любишь девушек, или найдёшь себе мальчика без заморочек. А даже если и дождёшься, не факт, что тебе понравится то, что ты увидишь. Я приятен лишь издали, и не стоит рассматривать меня вблизи, — мой голос срывается, и последнюю фразу я произношу еле-еле, — Я в любом случае разочарую тебя.

Кей смотрит на меня суровым взглядом и спрашивает:

— По-твоему, я такой урод?

— Это я — урод, — уточняю я свою мысль.

— Так, по-твоему, я не смогу выдержать того, как ты выглядишь?

— Я сам не могу этого выдержать, — признаюсь я почти неслышно.

— Может, это потому, что ты трус и размазня? — усмехается Кей.

— Может, — произношу я сквозь зубы, начиная злиться.

— Ну что ж, тогда раздевайся, — жестко произносит он.

— Что? — оторопеваю я.

— Раздевайся, это единственный способ разобраться с этим. Если ты прав, мы тут же расстанемся, а если нет, то и расставаться незачем.

Почему мне в голову не пришло, что он потребует такое? Похоже, от любви, и правда, тупеют. И как теперь из всего этого выбраться?

— Я не могу, Кей.

— Ничего страшного. Думаю, это тебя не убьёт. Будет неприятно, но ты потерпишь.

Его взгляд становится холодным и жестоким. Ни намёка на жалость, передо мной будто бы другой человек. Раньше, мне только мельком удавалось увидеть тёмную сторону его личности, теперь же она предстаёт во всей красе.

— Я же сказал, нет! Я не стану этого делать! Я просто не могу, — как могу твёрдо, говорю я.

— Ну, тогда, похоже, мне придётся тебе помочь.

Кей усмехается и приближается ко мне на шаг.

— Так даже интереснее.

Я отступаю, с ужасом понимая, что всё всерьёз.

— Это уже не игра, Кей. Я, правда, не хочу этого.

— Тогда попробуй убежать.

И я пробую, но тут же оказываюсь в его руках, а потом на кровати.

— Кей, пожалуйста, не поступай со мной так! — упрашиваю я, всё ещё надеясь его образумить.

Но мольбы и просьбы не помогают. Кей крепко держит меня за руки и наваливается сверху. Теперь мне не выбраться.

— Похоже, я люблю тебя, Хикару, — говорит он спокойно, — И я делаю это, чтобы показать тебе, что буду любить всё, что в тебе есть. Всю твою боль и все твои страхи. Что бы я ни увидел, мои чувства к тебе не изменятся. А потом ты решишь, хочешь ты со мной расстаться или нет.

Я крепко зажмуриваюсь, стараясь сдержать слёзы, не получается. Мне отвратительна моя слабость, и физическая, и эмоциональная. Без особого труда Кей перехватывает оба мои запястья одной рукой и прижимает их к подушке у меня над головой.

— Прости меня за это, — говорит он и губами собирает слезинки с моих глаз.



Anna Gerasimenko

Edited: 19.11.2018

Add to Library


Complain