Милые Игры или Десять Свиданий с Фуюми

Font size: - +

21

Когда чай готов, и кекс нарезан, мы чинно и благородно садимся в гостиной, он на кресло, я на диван, и изображаем классический файф-о-клок.

— Так получается, у нас не «Ромео и Джульетта», а «Двенадцатая ночь», — подаёт реплику Кей через некоторое время.

— Скорее уж «Слуга двух господ», — занудно замечаю я, — Брат Виолы был жив, а брат Клариче нет.

— В любом случае это комедии, а значит, нас ждёт счастливый финал. А ты как думаешь?

— Без комментариев, — морщусь я.

Его оптимизм уже начинает подбешивать. Такому солнышку не место в моей грустной сказке.

— Так что ещё ты хочешь за своё молчание? — перехожу я к делу, — Только учти, если цена будет слишком высокой, я просто уйду из школы. У меня уже всё готово на этот случай.

— Что готово?

— Я в любой момент могу сдать экзамены экстерном, или даже учиться заочно. Никто не ожидал, что я так долго продержусь в этой школе и в этой шкуре. Так что ты хочешь?

Кей смотрит на меня так, как, наверное, смотрит его отец на несговорчивых партнёров, подавить пытается что ли? Я встречаю его взгляд чистым и ясным взором Хикару, которому нечего терять, потому что на самом деле у него ничего нет.

— Моя цена и в правду высока, но я рискну. Я хочу десять свиданий с Фуюми.

— Что? Нет!

Я пугаюсь так, что чуть не проливаю на себя чай. Кей видит моё лицо, но неправильно понимает причину отразившегося на нём.

— Почему нет? Обычное подростковое свидание в людном месте при свете дня. Мероприятие, одобренное твоим психотерапевтом.

— Ты что, его и об этом спрашивал? — задаю я вопрос упавшим голосом.

— Конечно, я очень ответственно подхожу к нашим с тобой отношениям, — отвечает Кей, очень собой довольный.

Мне хочется ему врезать.

— Похоже, мне пора менять психотерапевта, — говорю я, откидываясь на спинку дивана.

— Подожди хотя бы, пока он книжку допишет.

— Я подумаю, — отзываюсь я безжизненным голосом, а потом спрашиваю, — Зачем тебе это?

— Хочу, — просто и четко отвечает он.

— Почему ты этого хочешь? — спрашиваю я, чтобы узнать, как его переубедить.

Кей, похоже, не желает что—то мне растолковывать, потому говорит, ухмыляясь:

— Наверное потому, что я больной на голову извращенец.

Я вяло улыбаюсь:

— Интересно, сколько раз ты мне это припомнишь? Теперь у тебя есть оправдание на любой случай.

— И то верно, оправдание лучше не придумаешь, — соглашается он, — Ещё вопросы есть?

— Почему именно десять?

— А ты хочешь двадцать?

— А ты что, за десять не справишься?

— Я и за одно справлюсь.

— Ну, одно, так одно, — тут же хватаюсь я за его слова.

— Ладно, — невозмутимо соглашается он, — Только тогда это будут выходные с ночёвкой.

— Хорошо, пусть будет десять, — хмуро уступаю я, — Десять обычных подростковых свиданий в людном месте при свете дня. И раз в неделю, чаще я не выдержу. И ещё, когда Фуюми приходит на свидание, оно уже считается свершившимся, так что она может уйти в любой момент.

— Это действительно будет для тебя так трудно?

— А ты думал?

— Я буду рядом, я тебе помогу, — успокаивающе мягко улыбается он.

— Ты помог бы, если бы не затевал всего этого! — начинаю злиться я.

— Не обсуждается, — тут же обрывает Кей, — Кекс, кстати, очень вкусный. Ты великолепно печёшь. Нам точно надо жить вместе.

— Ага, ты ещё женись на мне, — говорю я, желая продемонстрировать, насколько абсурдно звучит его предложение.

Он смотрит на меня задумчиво какое—то время, а потом говорит:

— А давай! Мне восемнадцать, тебе шестнадцать, можем сделать это в любой момент.

Я насмешливо фыркаю, ещё одна игра «Кто первый вильнёт».

— О да! Твои родные будут в восторге. В семье не без урода, тут-то я и пригожусь.

Кей меж тем покидает своё место, подходит ко мне, опирается рукой на спинку дивана.

— Не говори ерунды, — произносит он, и наклоняется ко мне, — Ты — моё сокровище.

Я пытаюсь ускользнуть, но вторая его рука преграждает мне путь. Я вжимаюсь в подлокотник и говорю:

— Ты обещал!

Избежать его прикосновений для меня дело первостепенной важности, мне не должно быть с ним хорошо! Ни в коем случае, не сейчас, когда у него столько власти надо мной.

— Я обещал тебя не трогать, но не обещал не приближаться.

Кей ставит колено между моих ног и наклоняется ещё ближе. Его лицо прямо напротив моего, он загадочно улыбается, его губы приближаются к моим. Я не выдерживаю и спрашиваю:

— Ну и что ты делаешь?

— Знаешь, что мне нравится в поцелуе, кроме самого поцелуя? Это несколько мгновений до него, когда губы близко-близко и уже вот-вот. Чувствуешь? Волнующе, правда?

Я чувствую. Мои губы сами собой открываются, дыхание учащается. Знаю, что нужно отвернуться, но не могу, поэтому спрашиваю, как могу спокойно:

— Ты это всем девушкам говоришь?

— Нет, — усмехается Кей, — только парням.

Он медленно отстраняется от меня и говорит:

— Поцелуй, которого не было. Занятное ощущение.

«Чёртов садист!», думаю я про себя, а вслух говорю:

— Тебе домой, случайно, не пора?

— Нет, я предупредил, что задержусь, — говорит Кей, с удобством располагаясь в своём кресле, — Так что я планирую съесть ещё кусок твоего замечательного кекса…



Anna Gerasimenko

Edited: 19.11.2018

Add to Library


Complain