Милые Игры или Десять Свиданий с Фуюми

Font size: - +

34

Утром в субботу тётя Мико врывается в мою комнату ни свет, ни заря и говорит:

— Вставай, Лисёнок, мне нужно успеть уложить тебе волосы.

— Не нужно, тётя Мико, не беспокойся, — бурчу я, отворачиваюсь к стенке и накрываюсь одеялом.

Это не помогает, тётя Мико мигом вытаскивает меня из постели и волочет в ванную. Мне казалось, что я сильнее её.

— Мне некогда тебя уговаривать! Это нужно, и всё тут!

— Я сама как-нибудь! — пытаюсь я отбиваться.

— Как-нибудь? Как-нибудь — всё равно, что никак! Пора бы тебе уже по-настоящему приобщиться к миру женщин!

В результате я завтракаю в семь утра с причёской и макияжем. Что-то не слишком мне нравится этот мир женщин. В мире мужчин я могла бы поспать до без пяти выходить. Пусть даже это и свидание.

Одежда заготовлена с вечера. Вчера мы с тётей Мико опять потрошили магазины. Я настояла на том, чтобы сапоги были без каблуков, тётя немного поспорила и сдалась, потому что Кей сказал, что мы поедем за город.

Он заезжает за мной ровно в полдень. Я беру сумку, быстро, чтобы не передумать, хватаю со стола то, что там лежало, и кладу в карман платья. Потом накидываю пальто, надеваю сапожки и выхожу. Кей ждёт меня у порога.

— Привет! — говорит он и ослепительно улыбается.

Я отчего-то сильно нервничаю, и его поцелуй застаёт меня врасплох. Я сразу отворачиваюсь лишь бы не смотреть ему в глаза.

— Что такое? — спрашивает он, смеясь.

— Ничего, — бурчу я и запираю входную дверь на ключ.

Ворота тоже надо будет закрыть.

Когда мы садимся в машину, я заставляю себя успокоиться. Я же ничего особенного делать не собираюсь, всего лишь.... Автомобиль трогается с места, сейчас или никогда!

— Держи, — говорю я и протягиваю Кею то, что лежало в кармане моего платья.

— А что это?

Кей протягивает руку, и я кладу ему на ладонь кольцо.

— Твой символ верности одной девушке, — отвечаю я, стараясь на него не смотреть.

— Вот ты всегда умеешь удивить! Так ты из-за этого была сама не своя? — спрашивает Кей, удивительным образом соединяя в голосе насмешку и нежность.

— Наверное, — отвечаю я с деланным безразличием, — А может, у меня просто какой-нибудь запущенный невроз.

— Ну, что ж, надевай, — говорит он тогда.

— Что?

Всю мою невозмутимость как ветром сдуло.

— Я ведь надел тебе кольцо, так что ты тоже должна окольцевать меня.

— Ах, ну да.

Тут мне всё-таки приходится посмотреть на него и подсесть поближе. Кей приобнимает меня за талию и протягивает левую ладонь. Всего-то делов, надеть парню кольцо на палец. Почему так руки дрожат?

— Не торопись так, радость моя, — мурлычет Кей, — Насладись моментом.

Кое-как я справляюсь с кольцом. Он кладёт руку мне на плечо и поворачивает к себе.

— А теперь поцелуй меня, как я тебя тогда.

Целовал ли он меня тогда? Не помню, я была в таком шоке, что…. Конечно же, он меня целовал, он постоянно это делает. Ладно, раз на то пошло, иду до конца. Я прикасаюсь губами к его губам. Зачем я вообще это затеяла? Так ли уж мне было нужно, чтобы он носил кольцо?

— Это ведь из-за того, что произошло недавно с Ньёко?

— Не произноси при мне её имя!

Он смеётся.

— Ты ревнуешь. Я счастлив. Может, даже стоит эту идиотку поблагодарить?

— Только попробуй!

Он ещё раз счастливо улыбается и целует меня в щёку. А потом начинает рассматривать кольцо:

— Такое элегантное. У тебя хороший вкус и глазомер. Сколько ты за него заплатила? Я верну деньги.

— Вот ещё? — фыркаю я, — С чего вдруг?

— Просто потому что могу, — продолжает он говорить немного высокомерным тоном хозяина жизни, — И потому что для меня это не будет ничего стоить.

— Для меня это тоже было не слишком обременительно, — беспечно отвечаю я.

— Как интересно! Это кольцо ведь из той же серии, что и то, которое я подарил тебе, и мне известно, сколько оно стоит. И как ты знаешь, мой брат собрал досье на тебя и твою семью…

Я понимаю, что сейчас услышу о нашем с тётей далеко не блестящем финансовом положении, поэтому складываю руки на груди, приподнимаю бровь и спрашиваю:

— И что?

Кей вздыхает и говорит:

— Просто скажи, что ты не влезла из-за этой прелести в долги.

Я немного расслабляюсь и отвечаю на это:

— Нет, не влезла. Просто продала пару винтажных кукол ручной работы. Мне постоянно их дарили в детстве, а я их терпеть не могла. Так что, никакого ущерба.

— Почему терпеть не могла? — спрашивает Кей, рассматривая кольцо.

Век бы любовалась его улыбкой.

— Ну, — вздыхаю я, — понимаешь, с такими куклами нельзя было играть, они должны были чинно стоять на полках и создавать антураж. Эти нежные улыбочки, пухленькие личики, опрятные платьица….

Меня аж передёргивает от омерзения.

— Каждый раз, когда мне дарили очередную такую куклу, мне казалось, они хотели, чтобы я стала такой же милой. А я не могла…. Кстати, а нам ещё долго ехать? А то я бы скинула пальто, что-то жарко.

— Скидывай, конечно, — говорит Кей и сам снимает куртку, — Дорога займёт примерно три часа.

Я, недолго думая, начинаю стягивать с себя пальто, а потом и сапоги снимаю, забираюсь с ногами на сиденье. Глупая детская привычка, настоящие леди себя так не ведут, но воспоминания об этих чёртовых куклах будят во мне бунтарский дух.

— Три часа? А почему так долго? — спрашиваю я, устроившись поудобнее, а потом начинаю соображать, — Мы, что … едем в Тэяму?



Anna Gerasimenko

Edited: 19.11.2018

Add to Library


Complain