Милые Игры или Десять Свиданий с Фуюми

Font size: - +

63

Я поднимаюсь наверх, заглядываю в комнату Хикару, Кея там нет. Он сказал, что будет в моей комнате, всё правильно, комната Хикару — не моя комната, даже если очень хочется.

Я открываю соседнюю дверь. Он сидит на кровати, прислонившись спиной к стене, что-то смотрит в своём телефоне. Я останавливаюсь в дверях, какой же он невероятно красивый, аж больно смотреть. Поднимает на меня глаза, улыбается и резко поднимается с кровати.

— Я весь вечер жду своего подарка.

Я переступаю через порог, запираю дверь, поворачиваюсь к нему и спрашиваю:

— Переспишь со мной?

Я произношу это так, так будто предлагаю что-то совсем безобидное, вроде «Пойдём кино?» или «Поиграем в шахматы?», мне даже стыдно не становится. Он подходит ближе, берёт меня за руку и притягивает к себе. Серьёзное выражение на его лице сменяется улыбкой.

— Непременно, но не сейчас.

Договорённость соблюдена, я предложила, он отказался. Мы начинаем целоваться, потом оказываемся на кровати, потом его рука начинает заползать мне под юбку…. И я спрашиваю:

— Зачем ты мне соврал?

— Когда именно?

— Насчёт помолвки.

Кей поднимает на меня глаза, и я не могу понять, что это за эмоция в его взгляде. Досада от того, что я узнала? Снисходительность от того, что я сама не догадалась? Недовольство от того, что придётся объясняться?

— Когда ты отчитала моего брата, тогда в Торговом Центре, я подумал, что хочу провести с тобой всю жизнь. После я тысячу раз спрашивал себя, так ли это, и тысячу раз отвечал себе «Да». А потом я обнаружил, что ты девушка, и понял, что могу даже на тебе жениться, и объявить всем, кто ты для меня. И я соврал тебе тогда, чтобы ты поняла, что я это всерьёз, чтобы поверила мне. Ну и как? Сработало? Ты ведь понимаешь, что я всерьёз?

Я прячу свой взгляд от его честных глаз. Надо же, как всё оказывается, я бы никогда не догадалась. Мне во всём этом виделось какое-то изощрённое издевательство, или какой-нибудь эксперимент в стиле «Как отреагирует Фуюми» вроде тех, что устраивали приятели моего брата, когда он не знал. Я реагировала никак, вот и сейчас реагирую никак. Как быть вместе, если мы такие разные? Я собираюсь было спросить это вслух, но не делаю этого, потому что знаю, что он ответит. Что-то типа: «Как-нибудь» или «Что-нибудь придумаем».

— Почему ты не живёшь в этой комнате? Здесь просторнее и кровать шире.

— Мне здесь не нравится.

— Тогда сделай всё так, чтобы тебе понравилось.

— Мне нравится в комнате Хикару.

— А вообще, есть идея получше, давай жить вместе!

— Я же сказала, только после свадьбы, — напоминаю я, чтобы он отстал со своими грандиозными планами.

 

После того, как вечер закончился, гости были выпровожены, посуда помыта, и всё убрано, тётя Мико отправляется спать, досадуя на то, что на работу выходить уже послезавтра.

Я тоже отправляюсь в свою комнату, в комнату Хикару, прихватив подарки. Подарок тёти Мико сразу же забрасываю в девчачью комнату, новенькие щипцы для завивки, или как там эта штука называется, надеюсь хотя бы она сама будет этим пользоваться.  Подарок Кея решаю оставить там же, коробка не маленькая, не спотыкаться же об неё всё время, пусть постоит в углу в комнате, в которой редко кто бывает. Подарок доктора Тсубаки беру с собой.

«Сочини свою роль сама», «Сделай так, как тебе нравится», «Не бойся открыться». Им легко говорить, ни один из них не был в моей подранной шкуре. Чтобы создать новую роль, надо этим вдохновиться. А как вдохновиться собой? Собственной тюрьмой….

А чёрт с ним. Я открываю тетрадь и пишу первую строчку: «Меня зовут Йошида Фуюми, и я не знаю, кто я».

«Привет, Йошида», звучит в моей голове нестройный хор воображаемых собратьев по несчастью. Я усмехаюсь, но продолжаю писать.

После я иду в ванную, смываю косметику, принимаю душ. Привычным жестом протягиваю руку к пижаме, но останавливаю себя, подхожу к зеркалу, убираю с лица прядь волос и смотрю. Рассматриваю висок, плечи, руки …. Зеркала в ванной мне оказывается мало, и такая, как есть, с полотенцем в одной руке я иду в девчачью комнату, чтобы увидеть себя в полный рост. Наверное, можно сказать, что я делаю это впервые в жизни, потому что такого тела у меня ещё не было. Мною движет не любопытство, а обречённость, мне никуда не деться от того, что есть, так сколько можно бегать? Я думала мне будет противно смотреть на себя, но это оказалось не так. Мне жаль, я растеряна, мне неловко, неуютно, будто что-то ломается внутри. По щекам катятся слёзы. Не всё так плохо, по крайней мере всё точно могло быть хуже.

Любить можно всё что угодно, сказал мне один бессовестный мерзавец. Кей спокойно смотрит на меня, дотрагивается, целует…. Я касаюсь шрама на виске. Другая чувствительность, я не так остро чувствую своё прикосновение, мне уже давно не больно, по крайней мере физически. Я касаюсь шрама на животе, вспоминаю, как Кей это делал, представляю его руку вместо своей…. Красивым может быть что угодно…. Он говорит, что я красива такая, какая есть. Быть может, однажды я могу думать так же? Отвернувшись от зеркала, я заматываюсь в полотенце и иду за пижамой.



Anna Gerasimenko

Edited: 19.11.2018

Add to Library


Complain