Милый мой волшебник

Font size: - +

Глава пятая. Свершение волшебства

Нестор Салогуб ехал на велосипеде против ветра. Под мышкой у него был объемистый пакет. В лицо летели брызги дождя, время от времени он вытирал их и спешил вперед.

Настроение Нестора было никудышным - его дорогая и любимая Лиза переселилась жить к Маслюку, человеку хитрому и циничному, но эффектно выглядевшему парню с бронзовой фигурой атлета. И теперь Нестор в очередной раз сетовал на судьбу.

Все эти свои проблемы он чистосердечно выложил Корнелию при встрече.

Они сидели, спрятавшись под красными круглыми зонтиками уличного кафе. Накрапывающий дождик прибил бело-серые тополиные гроздья к асфальту. Ветер нес влажные струи.

 Корнелий старался утешить друга, сидел, прищелкивая языком:

- Вот ведь Лизка! Не ожидал я от нее... Да, ладно, помнишь в школе она кружила головы сразу двум.

Нестор поморщил губы, наклонил в отчаянии лысую голову, на которую попадали капельки дождя.

«А ведь он страшноват», - подумалось Корнелию. – «Настоящий Голем! Кукла из уличного балагана, из страшноватой пьески. Он сам становится похож на свои куклы, на тех персонажей, которых создает. Такова видно судьба каждого мастера – становится похожим на свое детище».

Но вслух он ничего не сказал, только поддержал своего друга, сказав добрые слова утешения, положив руку на плечо.

У Нестора были печальные блестящие глаза.

Он извинился, засобирался, ссылаясь на срочные дела, на то, что дома остался один Жорфе, как бы не натворил делов! А еще в театр нужно заехать...

Звякнув велосипедом, он зажурчал по лужам и скрылся.

Оставшись один, Корнелий развернул пакет и вздрогнул. Кукольный мальчик выглядел совсем как живой. Нестор знал свое дело – лицо мальчика было страшно похожим на то, что на фотографиях. Корнелию стало жутко, и он завернул фигурку мальчика. Заныло сердце, когда подумал о его матери – каково – потерять такого славного сынишку.

Он долго думал, прежде чем набрать телефон Лидии, откладывал мобильник, затем снова вынимал. Смотрел на почти бесшумно проезжавшие машины, на накренившийся от бури, сильно пахнущий зеленью и цветом тополь.

«Вот и я, как этот тополь, все кланяюсь перед этой сумасшедшей жизнью. Занимаюсь надувательством, чтобы хоть что-то заработать, а где-то живет чудесная Элени, как принцесса из сказки, и как о ней не думать, как о ней не вспоминать, когда ее карие глаза стоят перед тобой, точно гордые драгоценные камни – агаты».

Звонок развеял его размышления.

Звонила женщина, у которой пропал сын. Голос Лидии был тревожным.

Корнелий тут же сказал серьезно:

- Не волнуйтесь. Сейчас лишнее беспокойство может только навредить. Могу сообщить, что ваши дела идут неплохо. Часть работы уже сделана – мы выходим на финишную прямую. Будьте нынешней ночью в Монастырском парке в два часа. Там есть глухая аллея, ведущая к старому кладбищу. Помните ее? Войдете на аллею – два раза повернитесь вокруг, расставив руки. Потом ступайте к каменной скамье под высокой сосной, которая последняя перед воротами. Деньги должны быть с вами в голубом конверте. Все...

- Но, господин Корнелий, я боюсь, – жалобным голосом произнесла женщина.

Корнелий повысил голос:

- Вы доверяете мне?

- Да! – ответила она жалобно.

- Помните – успех дела зависит от полного доверия. Не забудьте сегодня ночью в два часа. В ваших руках судьба сына. Жду!

И Корнелий отключился.

Сидел, отрешенно глядя на стакан с коктейлем.

«Правильно, так и нужно!» - подумал он. – «Больше металла в голосе и таинственности. Тогда сработает».

***

Он медленно подходил к дому, все еще вспоминая Элени, ее бережные и нежные движения рук, будто взмах лебединых крыльев, шоколадные глаза, грустную улыбку, искрящуюся временами счастьем. Какова будет их судьба?

У дома мальчишки гоняли на велосипедах и ему едва удалось увернуться от рубчатых шин.

На скамейке сидела Дарья, смотревшая с укоризной. На коленях у нее стояла небольшая клетка со щеглом.

Корнелий выдавил из себя приветливую улыбку, а перед глазами призраком колыхался образ Элени... Дарья теперь казалась далекой, чужой...

- Я уже битый час дожидаюсь... – сказала Даша не вставая.

- Вел переговоры в интересах дела, - сказал Корнелий, подмигнув. – О, новый член твоего пернатого семейства!

Даша усмехнулась.

- Да, это щегол Чик. Только с птичьего рынка. Приобрела по случаю... Ну, что у тебя...получилось?

- Этой ночью...

- Да ты что... Молодец!

- Тише! – Он показал глазами на нависающие балконы.

Она понимающе спросила шепотом:

- А ментов с собою не приведет?



Александр Гребенкин

Edited: 20.05.2017

Add to Library


Complain