Милый мой волшебник

Font size: - +

Глава шестая. Загадочный постоялец

Элени вышла в садик с маленькой книгой в руке. Щебетали звонко птицы, как будто разгоняли своим пением тяжелые свинцовые тучи. Брызгало из-под ветвей и заливало маленький огородик яркое солнце. Воздух был свеж и чист.

Было тихо, лишь ветер шевелил треугольную изумрудную листву. Она потрогала цветы – вот ее любимые анютины глазки, крокусы, барвинок и гиацинт.

Элени наслаждалась цветами, а в мыслях была возле своего любимого. Где он сейчас? Сказал, что уезжает по делу, когда вернется – не знает. Он волшебник, а у волшебников свои тайные дела!

Элени улыбнулась. Волшебник – вот шутник! Кто же он? Артист? Вот ведь загадочная личность! И привлекателен...

Как она счастлива с ним, не хочется даже и думать о неизбежном. А ведь придется ему когда-то сказать правду, горькую правду, и он ее бросит. Непременно бросит – ведь он молод, вероятно хочет иметь семью и детей. Как не хочется думать о неприятном! Пусть будет хотя бы неделя, ну хотя бы еще месяц счастья! А потом – все что угодно – одиночество, или брак со старым холостяком, которому все равно...

Элени старалась не думать о плохом, отбросить неприятные мысли.

Она всегда была одинокой, потому что была подкидышем. На крыльце детского дома ее нашли малюткой, а при ней записка с загадочным именем Элени. Такое имя она и носила в детдоме, ведь его дала ей какая-то неизвестная, скрытая мраком таинственности мать. Для простоты ее всегда именовали Еленой, но это имя ей казалось слишком простым, затертым. Элени лучше! Удочерившая ее Валерия Петровна, которая дала ей свою фамилию Хорватова, всегда старалась называть ее Элени, или простой Элей.

Как она любит ее, привязалась к ней, как к родной!

Элени открыла книгу и прочитала несколько строк:

 

Одни прославились своею родословной,

Другие - мастерством, иль сворою борзых,

Богаты третьи и горды тем, безусловно,

В нарядах щеголяя дорогих.

И каждый со своим предметом вожделенья

Глядит высокомерно, превосходства не скрывая,

Но то, чем я владею - лучше, без сомненья -

Не этой мерой я достаток измеряю.

Твоя любовь - вот лучшая награда!

Ни славы, ни богатства, ни коней,

Ни роста, не дородства мне не надо -

Любовь твоя и верность мне милей.

Но если вдруг умрёт любовь твоя,

Несчастнейшим из всех живущих стану я....*

 

(*Сонет 91 В. Шекспира, перевод Т. Соколовой).

 

Прикрыв книгу, она задумалась о том, как ценна и быстротечна человеческая жизнь и как хрупка, как нужно беречь каждое ее проявление.

«Лишь бы он был жив и здоров», - твердила она себе, как заклинание.

В задумчивости Элени покачалась на качелях. Затем заглянула в конец томика.

Она едва успела дочитать последнюю строку, как ей на книгу лег маленький букетик фиалок.

Она в удивлении подняла голову и увидела незнакомого человека, безупречно одетого, с добрым и умным выражением лица, тонким аристократическим ртом, седыми бровями и висками.

- Здравствуйте! Моя фамилия Орехов. Игорь Владимирович Орехов. Я прошу у вас прощения, что вторгся на вашу территорию без разрешения. Я видел вас за забором, но вы так увлеченно читали, что я не мог вас оторвать от столь увлекательного занятия возможной резкостью своего оклика. А фиалки купил по случаю, сегодня такой весенний день, и решил тут же подарить их вам.

Элени была слегка ошарашена визитом незнакомца, но ни гнева, ни страха она не испытывала. Наоборот – внешний вид человека внушал ей спокойствие и радость.

- Чем могу служить? – негромко спросила она в тон ему, приподнявшись. Мужчина был уже несомненно пожилым, но бритое его лицо казалось моложавым, фигура безупречной. Рядом с ним стоял чемодан. Опирался он на трость.

- Я пришел по объявлению. У вас сдается комната?

Элени кивнула:

- Да, мы давали объявление о сдаче. Комната на втором этаже дома, сразу под чердаком. Если вам подходит второй этаж – давайте посмотрим.

Мужчина улыбнулся:

- Подходит. Лишь бы не было крыс и тараканов. Их я уж очень не люблю. А так – я человек неприхотливый. Живу один, путешествую в свое удовольствие.

- Вас так привлек наш город?

- Да. У вас замечательная крепость и такие уютные улочки - старинные, красивые. И дома с черепичными крышами... Я путешествую с блокнотом, пером, фотоаппаратом. Так что, будет что записать, посмотреть.

- А наш дом тоже под черепичной крышей!

Орехов улыбнулся:



Александр Гребенкин

Edited: 20.05.2017

Add to Library


Complain