Мимизуку и Король Ночи / Mimizuku to Yoru no Ou

Размер шрифта: - +

Глава 7 - Рыцарь и Леди

Это произошло через некоторое время после инаугурации леди Святого Рыцаря, сразу после похорон королевы.

Через заросшее поле петляла тропинка прямиком к замку. Небо было чистым и голубым, точно таким же, как в старых песнях пастухов.

— Ты хочешь быть свободной? — юноша в старой повозке схватил красивую девушку за руку. — Прямой сейчас ты застряла в клетке. Хочешь освободиться? — переспросил он.

Девушка расхохоталась. Она усмехнулась в ответ на наивность и пылкость парня. Этот смех совсем не подходил леди Святого Рыцаря.

— Если бы я могла быть свободной, то сделала бы это уже давно.

Поначалу Энн Дьюк был ошеломлен ее прямолинейным ответом. Но затем он улыбнулся и кивнул.

Их встреча тогда была случайной.

В то время его доброта давала надежду на светлое будущие, а ее благодать казалась безумно притягательной.

<center>***</center>

По тоннелю, обложенному камнем, соединяющему замок и храм, пронеслась чёрная тень.

— Пропустите!

Услышав приказной тон, стражники отступили и открыли дверь. Без колебаний тень ворвалась в тёмную комнату, освещенную лишь горящим квадратом, начерченным на полу.

— Леди Ориетта!..

— Что все это значит?

Ее громкий крик заглушил недовольные переговоры волшебников. Прическа женщины была растрепана, ее лицо исказили следы сильнейшей усталости. Однако глаза Ориетты продолжали сверкать.

— Объяснитесь! Кто начал это безобразие?!

— Мы выполняем приказ короля.

Первым заговорил Ривель.

— Сэр Ривель! То есть, вы тоже поддерживаете <i>это</i>?!

Ориетта встала в центр магического квадрата. Несколько магов задрожали. Святой Рыцарь Энн Дьюк и леди Святого меча Ориетта обладали особыми привилегиями, обусловленными их статусом. Порой у них было больше полномочий, чем у приближённых короля.

Единственный человек среди магов, который мог говорить с Ориеттой на равных — был Ривель.

— Пожалуйста, отойдите, леди Ориетта! Магический ритуал все еще не окончен. Если мы сейчас прекратим, с леди Мимизуку может случится все что угодно. Ведь мы владеем этой техникой не в совершенстве, — несдержанно возразил Ривель, но его голос был слишком тихим, чтобы придать тону стойкость.

Ориетта присела, коснулась пола указательным пальцем и провела им по сверкающей поверхности квадрата.

— Леди Ориетта… пожалуйста, поймите! За все происходящее несем ответственность мы…

— А что ты скажешь, если кто-то решит покопаться в твоих воспоминаниях? — спросила Ориетта, ее глаза были полны слез.

— …Пожалуйста, поймите. Все это во благо королевства…

Ривель опустил голову.

— Уходите.

Своим длинным тонким пальцем она указала на дверь.

— С тобой я поговорю позже. Если вы не хотите испытать на себе гнев <i>моего</i> мужа, то немедленно убирайтесь из этой комнаты!

Волшебники не могли перечить ее приказу. Все до единого поклонились Ориетте и вышли.

В комнате осталась только она. Женщина завороженно смотрела на мерцание магического квадрата.

Вдруг она вспомнила о причине своего появления в этой комнате. Когда Мимизуку бросилась в ее объятия, она ощутила слабое присутствие магии в ее теле. Ориетта была лучшей ученицей магических искусств среди всех магов храма. Благодаря своему таланту она ощутила, как Мимизуку источает слабую магическую силу.

Это означало, что кто-то где-то читает ее воспоминания.

Воспоминания Мимизуку подобны калейдоскопу, они то и дело менялись.

Ориетта поджала губы, она не верила своим глазам.

Что бы здесь не происходило, она пришла помешать этому.

Если она любит Мимизуку, то должна это сделать.

<center>***</center>

Услышав о том, что воспоминания Мимизуку вернулись, Энн Дьюк тут же направился в замок.

Когда Рыцарь открыл дверь, первое, что он увидел, была Мимизуку. Словно обезумевшая, она бросалась на слуг.

— Где Фукуро? — вопила она. — Фукуро! Где же Фукуро? Что они с ним сделают?!

Увидев ее обезумевший взгляд, Энн Дьюк тут же застыл, как вкопанный. С широко открытыми глазами и растрепанными рыжими волосами она была похожа на дикого зверя.

— Нет! Верните его! Верните Фукуро!

Казалось, Мимизуку совсем не понимала, где она находилась. Девочка постоянно повторяла «Фукуро» и неистово металась по комнате.

«Когда к Мимизуку вернется память, она может оказаться совсем не тем человеком, что раньше…» — Энн Дьюку вспомнились собственные слова.

Казалось, словно воспоминания унесли девочку в другую реальность…

— Мимизуку! — крикнул Энн Дьюк.

Пусть Мимизуку была с ним совсем недолго, но эти дни, проведенные вместе, Рыцарь не мог выкинуть из головы так просто. Все это время девочка улыбалась. Ее счастливый образ застыл перед глазами Энн Дьюка.

Надеясь, что Мимизуку станет прежней, мужчина позвал ее по имени.

Внезапно девочка замерла. Слуги, измученные от царапин и укусов, с благодарностью взглянули на мужчину.

— Мимизуку, все хорошо. Нечего бояться, — тихо сказал он девочке, а потом медленно приблизился к ней. Со стороны могло показаться, словно Энн Дьюк пытается успокоить раненого зверя.

Мимизуку ошарашенно уставилась на Рыцаря. Она медленно заморгала глазками.

Вдруг в ее глазах промелькнул огонек. Выражение лица девочки вмиг изменилось. На нем смешались печаль, счастье и боль. Потом оно снова стало понурым, Мимизуку нахмурилась.

— …ди…

— Да, что такое?

Энн Дьюк медленно провел ладонью по ее волосам, подойдя еще ближе. Но девочка отстранилась.

Она сдержанно убрала руку Энн Дьюка.

Рыцарь не ожидал этого. Он удрученно вздохнул.

Мимизуку в упор смотрела на Энн Дьюка снизу вверх. На ее лице замерло новое выражение. Нет, это была не ненависть — сожаление и горе.

— Уходи, — уверенно произнесла Мимизуку, — уходи, Энн Дьюк.



Привереда

Отредактировано: 18.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться