Мимизуку и Король Ночи / Mimizuku to Yoru no Ou

Размер шрифта: - +

Глава 8 - Освобождение 2

Той ночью, уже засыпая, Клавдий услышал шум в своих покоях.

— Кто там? — подняв веки, тихо спросил Клавдий. Он не мог быть беспечным. Беспечность делала его еще более уязвимым. — Вы понимаете, что находитесь в комнате принца? Сделаете еще шаг в мою комнату и попадете под заклятье сильнейших магов этой страны.

И все же, если человек зашел так далеко, готовый расстаться с собственной жизнью, он легко мог навредить принцу. В сердце Клавдия звенел тревожный звоночек, а сам он всматривался в непроглядную тьму,

Там виднелась маленькая человеческая фигура.

— Прости, что пришла так поздно ночью, Диа. — Тихий голос напоминал маленький круглый колокольчик, мягко катившийся по полу.

— …Мии? Это ты, Мии? — спросил удивленный Клавдий. Ему показалось, что он ощутил ее кивок.

— Ага. Прости, днем я была под надзором, так что не могла выйти до поздней ночи.

— За тобой следили?..

— Вроде того. Хотя мне не запрещали никуда выходить. Парень внизу твоей башни тоже меня пропустил.

— Понятно… — ответил пребывавший в смятении Клавдий. Разные слова, сказанные различными людьми, пронеслись у него в голове. — Мимизуку… Я тебя ждал.

— Знаю. Спасибо. — Мимизуку как будто кивнула. Она так же вроде бы улыбалась, слегка.

— Энди и Ориетта приходили сюда рассказать о тебе. Я думал, ты больше не придешь.

— Почему?

Скрытый за тканью полога своей кровати, Клавдий не видел лица Мимизуку, и потому не знал наверняка, насколько девочка изменилась, вернув воспоминания.

Он закрыл глаза в темноте. Ничего не изменилось. Были его глаза открыты или нет, мир оставался одного цвета.

— …Сегодня заходил король. Он сказал, что последнюю церемонию по уничтожению Короля Ночи проведут завтра, и я должен явиться… Он сказал, я должен участвовать, как следующий король.

Клавдий понял, что имел в виду его отец.

Накануне Энн Дьюк пришел и рассказал ему. Ему была известна вся ситуация. Энн Дьюк поведал ему об обстоятельствах Мимизуку, о значении печати у нее на лбу и причине, по которой на ее запястьях и лодыжках появились шрамы.

А затем Энн Дьюк сказал ему:

«Тебя пригласят на церемонию, которая состоится через два дня, Клавдий. Выжги мои действия в своей памяти. И все же… если можешь, пожалуйста, не говори об этом Мимизуку».

Эти слова Энн Дьюк произнес с печальной улыбкой на лице.

«Я понял, что, в итоге все равно обрету дурную славу, и меня станут ненавидеть. Ничего не поделаешь…».

Клавдий спросил, чем он может помочь.

Энн Дьюк просто улыбнулся. Улыбался он так, как будто сдерживал то, что в действительности хотел сказать.

«Диа, возможно, скоро ты сможешь двигать своими руками и ногами».

«Мне все равно, что случится со мной», — ответил Клавдий. Энн Дьюк потрепал его по голове.

«Не говори так. Король хочет, чтобы ты смог шевелить руками и ногами и стал увереннее в себе».

Увереннее в себе.

Возможность двигать конечностями подарит ему уверенность? Двигая руками и ногами, он мог стать королем?

— Знаешь, Клавдий, — произнесла Мимизуку дрожащим голосом. Клавдий навострил уши, чтобы не пропустить ни одного из ее слов. — Знаешь… — Даже в темноте силуэт Мимизуку казался маленьким.

Хотя вскоре он должен был обрести власть над своими конечностями, все мысли Клавдия были лишь о Мимизуку.

«Мии плачет?» — подумал он.

Затем, дрожавшим голосом, не громче шепота, Мимизуку произнесла:

— Что бы ты сделал… попроси я тебя о помощи?

Клавдий улыбнулся, прежде чем смог что-либо ответить.

Он давно уже знал, каким будет ответ.

<center>***</center>

Трехцветный колокол зазвенел чистым звоном. Услышав его, Энн Дьюк подумал о похоронах покойной королевы.

Тогда Энн Дьюк еще не был избран Святым Рыцарем. Он рассеянно наблюдал за бесконечной процессией людей в черном с верхушки дерева в саду у своего особняка.

Даже сидя высоко, он не мог заглянуть в гроб посреди процессии. Он был разочарован, поскольку говорили, что королева была редкой красавицей.

И все же.

Энн Дьюк поднял голову, глядя на Фукуро, чья распростертые крылья, казалось, создавали ему собственный трон.

После его пленения миновало две луны. С тех пор ему не давали ничего есть или пить, он просто висел, как будто высыхая и лишаясь магических сил.

Тем не менее… его фигура с опушенными веками, тонкая и иссохшая, все равно обладала холодной красотой.

Перед такой жуткой красотой дрогнул даже Святой Рыцарь.

— Святая Леди! Принеси меч!.. — звучным голосом произнес король Дантес. Без лишних усилий Ориетта преклонила колени рядом с Энн Дьюком. Закрыв глаза, она протянула меч своему мужу.

Он не думал, что она придет.

Так искренне полагал Энн Дьюк. С тех пор, как он рассказал ей, что должен будет воспользоваться мечом в последний день заключения короля-демона, она не желала его слушать.

И все же, в итоге, Ориетта не смогла отказаться.

— …Ты точно согласна с этим? — прошептал Энн Дьюк, сжимая рукоять меча.

Ориетта вздохнула, не открывая глаз.

— Я едина с мечом…

От этого ответа на лице Энн Дьюка появилось болезненное выражение. Будь это в его силах, он бы не хотел вынуждать Ориетту говорить подобное.

Ухватившись за рукоять меча, он вытащил его из ножен одним быстрым движением.

Святой Меч отражал лунный свет двух магических ламп, окружая его тусклым свечением. Ярче всего на церемонии сиял кристалл, вокруг которого стояли маги. Он был немного крупнее человеческой головы, внутри мигало синее пламя.

На тот момент Король Ночи уже лишился магической силы.

Предназначенная следующему королю корона излучала пугающую ауру.

— Приведите ко мне моего принца!..

По приказу короля несколько человек принесли Клавдия в паланкине, намного больше его самого. Прикрытый балдахином даже в подземелье, Клавдий сжал зубы. Сначала он посмотрел на короля, потом на Фукуро.



Привереда

Отредактировано: 18.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться