#мимозла

Размер шрифта: - +

Глава 14. Арена

Ударившись в темноте об ступеньку, я догадался, что надо поднимать ноги, и выбрался из данжена. Ещё никогда не чувствовал такой радости и облегчения, покидая игровую зону. «Папаша» в очередной раз показал свой буйный нрав и невероятную находчивость. Прижал, гад, к стенке. Вот только ему не следует забывать, что бешеные собаки, загнанные в угол, дерутся до последней капли крови.

— Живой, живой! — завопил чернокнижник, как только я выбрался из-под земли.

— Поменьше вопи, скоро ты уже не будешь мне нужен.

— Простите. всевышний, пригибаюсь к вашим ногам и молю о прощении.

Он и правда наклонился высунув язык. Меня перекривило. Вот же скотина.

— Идёмте, хватит терять время!

Только сейчас заметил жрицу. А вот грёбаного странника нигде не было видно.

— Где эта старая сука? Кадык ему вырву! — зарычал я.

— Размечтался, — вздохнула клиричка. — Был бы он тут, первая бы с ним разделалась.

— Я бы ещё пытал до умопомрачения, — согласился Алексиус.

Из данжена мы выбрались в сотне метров от брошенного балагана. Так что я легко сориентировался и пошёл к подножию тёмной горы. Где-то на её вершине в тёмных грозовых тучах скрывалась арена. Осталось добраться до неё, пройти поединки и выйти к разрушенному храму. Вот только после предупреждения «дорогого папаши» о казни меня уже ноги туда не несли. Что этот гад задумал? Почему решил, что сможет так легко разделаться со мной? Его убийца ещё жив! Я оглядел оставшуюся от группы троицу: Карл, Алексиус и Элька… Кто из них может подло держать отравленный клинок за спиной? От запертого в клинике психа можно ожидать чего угодно. Проклятущий чернокнижник признался, что метит на моё место. Придурок, ну какой из него бог? Он же обыкновенный клоун. Ему самое место в шапито, которое мы оставили за спиной. А Элька? Ну, кто знает, что на уме у женщины? Инквизитор вырвал у неё правду. Она должна прикончить всех нас в случае провала миссии. Не знаю уж как она собирается такое сделать, но это в любом случае не подтверждает её вину. Хотя и не опровергает тоже. Может, после арены пустить в расход всех троих? Но кто тогда прикроет спину, если «папашка» соорудил ещё один капкан у разрушенного храма?

Клиричка догнала меня и взяла за руку.

— Что ещё случилось? — озабоченные глаза пристально всматривались, будто пытались проникнуть прямо в душу.

Благо, у меня её нет, иначе страшно представить, чтобы она там увидела.

— Отец подослал убийцу, — поделился я, решив использовать её в своей игре. — Добрые люди подсказали, что это один из вас. Ты, часом, не собираешься пришить меня у алтаря?

Элька не отвела взгляд, наоборот дёрнула меня за руку так, что я остановился, и уставилась прямо в лицо.

— Ты думаешь, это я?

— Ни на кого не думаю. Пытаюсь понять, кому можно доверять.

Мы пошли дальше.

— И как, получается? — уточнила она.

— Не очень, — признался я, — слишком мало знаю, чтобы делать какие-то выводы. Но ты можешь мне помочь. Разузнаешь что-нибудь о чернокнижнике?

Клиричка чуть не обернулась, чтобы посмотреть на него, но я вовремя дёрнул её за руку и шикнул:

— Не смотри, догадается.

Она пристыженно кивнула.

— Есть знакомый хакер, может выяснить, что он за фрукт. Сейчас напишу.

Элька отвлеклась, составляя сообщение, но продолжала тискать мою руку. Я тоже решил не терять времени даром, и написал в приватный чат нейропрограммисту. Он — единственный, кому пока можно доверять, ведь я ему нужен не меньше, чем он мне.

«Х. Младший выходил на связь. Обещал казнить меня в разрушенном храме».

Ответ прилетел почти сразу:

«Не дёргайся, он специально давит на тебя, чтобы ты наделал ошибок. Распознал убийцу?».

«Избавился от одного самого подозрительного. Сейчас разбираюсь со вторым, но на арене он мне ещё нужен. С третьим и четвёртой пока глухо, — я никак не мог выбрать по чьему следу его пустить, но взвесив все "за" и "против", решился. — Разузнай про Карла. У него самая сомнительная биография».

«Хорошо, как что-нибудь раскопаю, отпишусь».

Я закрыл чат и заметил заинтересованный взгляд клирички.

— Тоже справки наводил.

Она продолжала пытливо смотреть, так что пришлось ответить.

— Про Карла.

Кажется, ответ её удовлетворил. Элька пожала мне руку.

— Мы справимся.

Я кивнул.

— У меня нет другого выхода.

Чем ближе мы подходили к горе, тем темнее становилось. Мрак буквально обволакивал, проникал под одежду и ложился инеем на кожу. У подножия исчезли остатки растительности. Осталась только чёрная, будто горелая, земля и сухая пыльная тропинка.



Роман Смеклоф

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться