Минотавр. После лабиринта

4

Маринка строила город. Башни, дома, мосты, дороги… На румяном от свежего воздуха личике читалось напряжение – песок был сухим и напрочь отказывался работать стройматериалом. Таня сидела на бортике песочницы, на автомате покачивая одной ногой коляску, Ванька нашёл где-то палку и яростно сражался с травой. Погодка ясная, и предложение сына выйти погулять все восприняли на ура.

– Привет.

Таня обернулась, уткнувшись взглядом в чьи-то колени, вскинула голову, заулыбалась:

– Привет! Ты как здесь?

Миша поставил на землю сумку, осторожно присел на краешек песочницы:

– Да мимо проходил. С работы. Я вон в том доме живу, – он прищурил один глаз, прицеливаясь пальцем в одну из одинаковых панельных многоэтажек. – А вы?

Таня приподняла на пальце детское ведёрко:

– Вышли воздухом подышать.

– Правильно, – он кивнул, наклонился к Маринке: – Что строим?

Она нахмурилась и отвернулась, Таня почувствовала себя неуютно – Миша не знает, что у девочки за проблемы, сейчас расстроится. Попыталась сказать дочке, чтобы поздоровалась с дядей, но Миша замахал руками – не надо, сам справлюсь. С офигенно серьёзным видом взял детскую лопатку, утонувшую в его ладони, перелез через бортик песочницы и начал копать.

Таня закрыла рот ладонью, покраснела, Ванька перестал сражаться с сорняками и тоже подошёл посмотреть на этот цирк.

Миша копал.

Маринка обернулась посмотреть, что это привлекло столько внимания к её песочнице, Миша заметил, но не подал виду, продолжая работать желтой в цветочек пластмассовой лопаткой.

Траншея росла.

Маринка обошла дядю, присела с другой стороны, уже не стесняясь, разглядывала, что это такое дядя делает. Он осторожно повернулся, указал девочке на розовое ведро, лежащее в углу под бортиком:

– Дай, пожалуйста.

Она засмущалась, но интерес победил, принесла, протянула, с любопытством уставилась на такого большого товарища по песочнице – что это он придумал, может, мне тоже пригодится?

Миша положил ведро в выкопанную яму, стал быстро засыпать песком, изредка поглядывая на Таню, та сидела со сжатыми губами, но в глазах плясали чёртики.

"Вот это парень!"

Он замедлил работу, осторожно достал ведро, хлипкий козырек сразу осыпался, Маринка сочувственно вздохнула – она тоже намучилась с сухим песком. Но тут Миша положил лопатку, осторожно выбрался из-под грибка и полез в свою сумку, покопался, вытащил почти полную бутылку воды, с сияющей улыбкой влез обратно к своей траншее. Все с интересом смотрели, что будет дальше. Парень открыл бутылку и, насвистывая, начал поливать песок в траншее и вокруг. Таня ахнула. Маринка прищурилась, досадуя, что такая простая в своей гениальности идея не пришла к ней раньше. Миша тем временем опять положил ведро на дно ямы, стал быстро засыпать его сверху мокрым песком, уплотнил, постучал лопаткой, потом медленно достал ведро, выровнял края получившейся перемычки, и жестом фокусника гордо указал на творение рук своих:

– Мостик!

Таня захохотала, Маринка с интересом подошла, попробовала пальчиком, ковырнула дно ямы, застенчиво посмотрела на такого, оказывается, умного дядю, вон чего придумал, даже воду с собой принёс специально, чтобы играть было лучше.

Миша закрыл бутылку и протянул её девочке:

– Держи!

Маринка засияла, схватила бутылку, бросилась поливать песок, Миша осторожно вылез, стараясь ничего не задеть, сел на прежнее место, посмотрел на восторженную Таню, смущенно развел руками. Она тихо захлопала в ладоши, зашептала:

– Миша, ты гений!

– Да ладно. Чего тут гениального – залить песок водой и…

– Нет! – перебила она, – при чём тут песок! Ты смог… Да она в жизни так быстро ни с кем не начинала! – шёпотом затараторила Таня. – Она просто, в смысле, у неё такая болезнь, понимаешь, когда ребёнок всегда чувствует себя неуютно, стесняется, отстаёт немного в развитии… Нет, ты не подумай, она не недоразвитая, она здоровая, просто стрессы, врачи говорят – нужно больше времени, а я не могу, мне работать, а Витя не хочет, он с малым даже не хочет, чего, говорит, с девчонкой буду возиться, ну а я собираю понемногу, может, дадут отпуск, а я тогда заберу их, и в Крым! Там озёра, там воздух! И, может, тогда…

Она вдруг замолчала, увидев его лицо. С начала рассказа с него медленно сползала улыбка, теперь оно представляло собой смесь того взгляда, которым он наградил её при первой встрече, и хорошо сдерживаемой ярости.

– Твой муж не хочет заниматься с детьми? – прошептал он, теперь удивления на его лице было гораздо больше, чем всего остального. – Хотя, если он позволяет тебе таскать такие сумки, как тогда…

Таня опустила голову. Сейчас, когда Вити не было уже два дня, их жизнь текла мирно и спокойно, никто не вздрагивал от лязга ключа в замке, не боялся шуметь. Она почти забыла тот вечер, но после Мишиных слов, он встал перед её глазами как наяву. Она побледнела, схватилась за край песочницы, Ванька бросил палку, схватил её за руки:



Остин Марс

Отредактировано: 02.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться