Минотавр. После лабиринта

9

– Мама, мы пришли!

Щёлкнула дверь, в коридоре затопала, засмеялась, зашумела её любимая толпа. Таня сохранила документ и закрыла программу, вышла к ним навстречу. Её встретила замысловатая конструкция из стоящего на одной ноге Миши, пытающегося снять со второй ноги кроссовок, балансирующей у него на шее и хохочущей Маринки, и Ваньки, который со зверским лицом подтягивался на второй Мишиной руке, отведённой в сторону. Таня рассмеялась, сняла Маринку, поставила на пол, стала расстёгивать сандалии, Миша наконец разулся, продолжая держать на вытянутой руке пятилетнего гимнаста, чмокнул Таню в щеку:

– Привет.

– Привет. Что там в садике?

– Скоро утренник в честь… э-э, – он с надеждой посмотрел на Ваньку, Ванька на весу пожал плечами, – в общем, утренник. Надо учить стихи, – он достал из нагрудного кармана сложенные листочки, протянул ей. Таня пробежала их глазами, хмыкнула:

– Выучим, хорошие стихи.

– Это правильно, – Миша сунул свою и детей обувь на полку, пошевелил носом, – А чем это пахнет? Тут двое молодых здоровых мужчин умирают с голоду, а она нам про стихи! – Миша подбросил в воздух Ваньку, поймал, посадил на шею, – а ну, пойдём разведаем, что тут нам мама приготовила!

Таня с Мариной переглянулись, синхронно вздохнули и развели руками – ох уж эти мужчины!

Когда они вошли на кухню, Миша с Ванькой с одинаковыми шкодными мордами отщипывали куски от пирога прямо с противня, приоткрыв духовку. Мишка дул на тесто, подавал Ваньке, тот дул ещё, ел и кормил Мишу. Таня сложила руки на груди, притопнула ногой:

– Так-так-так! Что это тут происходит? По-моему, кто-то собирался просто на разведку. А я почему-то наблюдаю откровенное мародёрство.

Миша передал Ваньке хрустящую корочку, с невинным видом закрыл духовку, развёл руками:

– Отряд столкнулся с превосходящими силами противника, пришлось принять бой, – тут Ванька сунул ему в рот подутый кусок, Мишка захрустел пирогом, продолжил с набитым ртом: – Но разведчики выполнили возложенную на них миссию! Связной доложил – пирог готов!

Мишка вытянулся по стойке «смирно» и сделал невинное лицо. Ванька захихикал и за его широкой спиной опять полез в духовку. Таня похлопала Мишу по широкой груди:

– Готов, говоришь? Ну, как накроете, позовёте, – показала язык и за руку с Маринкой вышла из кухни.

Таня улыбалась. С появлением в её жизни Миши спокойная уверенная улыбка прописалась на её лице, и съезжать не планировала. Ей казалось, что мир изменился, что солнце стало светить ярче, трава стала зеленее, море теплее, в сутках стало больше часов… Хотя у неё просто стало больше времени. Старая работа осталась в прошлом, Миша кому-то позвонил, куда-то сходил – и ей дали больничный на неограниченный срок, который Таня закрыла через пару недель, потраченных на ремонт и поиски новой работы. Теперь она работала в хорошем музее, она вообще не знала, что в их городе есть такой музей, пока Миша не показал. Водила экскурсии, ездила в командировки на семинары, раскопки и выставки. Работа ей нравилась, платили, конечно, не много, зато рабочий день короткий – сразу нашлось время и на маникюр, и на заброшенную два года назад научную работу. Маринка хорошела на глазах, сама изъявила желание выступать на утренниках, участвовать в сценках, психолог на неё нарадоваться не мог. У Ваньки пропала вечная настороженность, он перестал казаться сжатой пружиной, стал больше шалить, чаще виснуть на ней и на Мише. А сама Таня… Она купалась в уверенности и покое сутки напролёт, она восхищалась этим удивительным человеком, который своим появлением так изменил её мир.

Он тоже сменил работу, причём, Таня не видела, чтобы он её искал, просто позвонил старому начальнику, сказал: «Я увольняюсь», потом позвонил кому-то ещё и сказал: «Я согласен». На следующий день пришёл в форме и попросил пришить ему погоны. О работе почти не рассказывал, только не относящиеся к делу приколы, в отличие от Тани, которая могла целый вечер трещать о каком-нибудь свежеоткопанном черепке трипольской культуры.

Квартира похорошела, и не смотря на не очень хорошее начало знакомства, приняла нового хозяина. Хоть Миша и жил здесь совсем недолго, не было уголка, где бы не ощущалось его влияния – на кухонных шкафах сменились треснутые дверные ручки, перестал шататься стол, стали хорошо закрываться двери комнат, поисчезали щели в стенах, перестали искрить розетки… Кухня перестала вонять табаком.

В доме добавилось жильцов – сначала появился компьютер с интернетом, потом в спальне поселились гири и гантели, а однажды…

– Тань, я хочу с тобой поговорить.

Она подняла брови – у Мишки слишком серьёзный голос, неужели что-то случилось?

– Говори, – она села, взяла его за руку, – я тебя слушаю.

– Тань… Понимаешь, у меня такая жизнь… То есть, такая работа, что со мной может что-то такое случиться, что я не смогу какое-то время вас защитить… – Татьяна напряглась, испуганно вскинула на него глаза. – Нет, не бойся, всё сейчас в порядке… Просто я должен рассматривать все возможности. Понимаешь?



Остин Марс

Отредактировано: 02.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться