Мир без огня

Размер шрифта: - +

Глава 2. Ночной вор

Из монастыря я выбрался без приключений. Ночью мало праздношатающегося народа, а видимость гораздо ниже, чем днем. Практиков высоких ступеней это не касается, но их в монастыре не слишком много, и обычно они заняты своими делами. Вот меня и не заметили. А может и заметили, но не стали останавливать. Это вполне в их духе. У каждого свой путь. Дело наставника наставить на этот путь, а идти по нему должен сам ученик. Такая вот ханьская философия.

Поначалу меня очень удивило наличие на землях нашего герцогства ханьского монастыря. Позже выяснилось, что монастырь даже не один. Их два. Один мужской — в котором воспитывались я и Галахад, а второй — женский. Основателями обоих монастырей были дед и бабка Лу Фэна, которые в свое время были вынуждены бежать из Ханя. Причину их побега настоятель держал в тайне, а вот то, почему монастырей два, а не один, тайной не было. Прибыв в Арктанию, дед Лу Фэна Лу Лянпо сильно повздорил со своей женой. Причину ссоры история умалчивает. Вполне возможно, что она была связана с самим бегством, или его причинами. Повздорили они настолько, что Лу Ифэй покинула его, отправившись путешествовать в одиночестве. Правда долго ее обида не продлилась. Она была вспыльчивой, но отходчивой. Однако, вернувшись, Ифэй застала Лянпо с молоденькой ученицей. И занимались он отнюдь не культивацией!
Вообще в этом не было ничего такого, в ханьской культуре многоженство считается нормой, но Ифэй взбесило, что пока она страдает, ее муж развлекается с другой. В этот раз она вспылила по-крупному. Ифэй забрала всех учениц женского пола и основала собственный монастырь. Впоследствии с мужем она помирилась, но всех новых учениц упорно продолжала забирать в свой монастырь Розового Облака. Со временем это стало традицией.

Очень непопулярной среди подрастающего поколения традицией. Хотя конкретно в этом году, девушки в монастыре были - монастыри Розового Облака и Синей Горы провели временный обмен учениками. Но это было очень редким исключением.

Хорошо хоть раз в неделю мы могли наведываться в близлежащие деревни. Наверно ученики нашего монастыря стали для деревенских парней настоящим кошмаром, хотя может и нет. Наставники в монастыре четко выразились по поводу отношений с противоположным полом: — «Обесчестил — женись! Не хочешь жениться? Сваливай из монастыря к асурам!» Женится на деревенских простушках желающих обычно не находилось, ну, а вылететь — тем более. Даже те, кому скоро предстояло отправиться в Путь, старались этого избежать. Изгнание из монастыря может ничего и не значило в мире смертных, однако в среде культиваторов это было несмываемым позором. К счастью, мой побег был именно побегом, и не имел с изгнанием ничего общего. За пределами монастыря о нем вообще вряд ли кто-то узнает.

Не знаю, может быть некоторым хитрецам и удалось избежать бдительного взора наставников, но в целом система работала. Жалоб на нас в монастырь не поступало, хотя в редких случаях молодые оболтусы все же женились. Но в моем потоке такого не было. Немалую роль в этом играло также и то, что мы не были обычными людьми. Практики боевых искусств гораздо лучше контролируют свои мысли. И свой организм…

 Что касается меня, у меня с этим вообще проблем не возникало. Не знаю, почему, но к девушкам меня не тянуло. К парням, слава всем богам, тоже. Но выбираться в деревню я все равно любил. Помимо того, что там можно было выменять или получить за работу всякие ништяки, наподобие охотничьего ножа, висевшего у меня на поясе, и вкусную свежую еду, там жил мой единственный друг. Зарина. Дочка местной знахарки. Разговаривать с ней было интересно. Или в чандж играть — это такая игра настольная. Зара в нее очень хорошо играет, она и меня научила. Сначала казалось ужасно сложно — девять видов различных фигур, которые в зависимости от того, на клетке какого цвета стоят, имеют разную силу и способности, а цветов на доске пять! — но потом я втянулся. Я даже начал иногда выигрывать, хотя меня не оставляло ощущение, что Зара мне поддается. Она вообще очень умная для деревенской девушки. Да и не только деревенской. Ее эрудированность может сравниться с выпускником какого-нибудь университета. Ну, мне так кажется — я ведь никогда не общался с выпускниками университетов, так что точно сказать не могу. Но Зарина точно умнее меня, а я один из лучших учеников монастыря, если, конечно, не брать культивацию.

 Жаль, что не удалось с ней попрощаться, но в последние две недели Зары не было. Не знаю, куда она делась, соседи говорят, что однажды просто обнаружили замок на дверях дома, принадлежавшего ее матери. Меня она тоже не предупреждала о своем отъезде. Наверняка случилось что-то непредвиденное. Надеюсь с ней все хорошо.

Может она уже вернулась? Немного посомневавшись, я все-таки решил проверить это. Неправильно было уйти, вот так. Не попрощавшись и даже не зная, все ли с ней в порядке. Нет, я в любом случае уйду сегодня, но я хотя бы должен сделать все возможное, чтобы не жалеть об этом.

Красные Сосны — деревня, где жила Зара — как и любая другая деревня была обнесена высоким частоколом. Ночью ворота были закрыты и я сомневаюсь, что стражники впустили бы меня внутрь. Но это не было препятствием. Высота частокола была всего лишь около трех метров. Совершенно недостаточно, чтобы остановить меня.

Пристроив свой заплечный мешок в кустах у приметного деревца, я направился к частоколу. Стражи тут были только на воротах, да и те, скорее всего, спали, так что место проникновения долго выбирать не пришлось. Высоко подпрыгнув, я вцепился пальцами в заостренные концы бревен и легко перебросил себя через забор.

Проникновение прошло не так тихо, как мне бы хотелось. В ближайшем дворе залаяла собака. Я на всякий случай отступил в тень и замер. Собака вскоре замолкла. Тихонько, стараясь не шуметь, чтобы не спровоцировать других четвероногих сторожей, я направился к нужному мне дому. Он был недалеко, чуть на отшибе от других, окруженный палисадом, в котором Милена — мать Зарины — выращивала различные полезные растения. Впрочем, не только там, в огороде и саду она их тоже выращивала. Милена с Зариной не держала собак, так что тут тоже препятствий не возникло. Отворив дверцу палисада, я приблизился на достаточное расстояние, чтобы можно было разглядеть дверь. К сожалению, с моего последнего визита ничего не изменилось — замок по-прежнему был на месте.



Andrash

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться