Мир дому твоему!

Глава 76

Чтобы поскорее притупились слишком яркие воспоминания гибели шестерых саботажников, принялась муштровать себя.

В этот раз взяла средние по весу веера и самую сложную комбинацию упражнений. До неё у меня до сих пор просто не дошли руки. Рядом со мной сейчас находились брат, Олег, адмирал Тинолль и альдор Тиар. Альдора Юллора в это самое время помогала вызволенными нами из бессердечного плена террианами, альдорами и альдоранами. 

Помощь пришла вовремя, ещё несколько часов, и беременные женщины и дети могли бы попросту погибнуть от побочных эффектов основы блокиратора ментальных способностей.

Я запретила себе злиться, но у меня совсем плохо получалось. Душа никак не желала отмирать, а сознание всё ещё прибывало в ступоре от ужаса. Мои движения были далеки от идеальных показателей.

Дима сразу понял, в чём дело. Мгновенно оказался рядом и попросил отложить пока веера в сторону:

– Каждый из тех, кто сейчас в этой комнате, прошёл через собственный ад. Некоторые решения оставляют на сердце и душе шрамы. Со временем боль притупится, но не пропадёт полностью. Ты должна жить. Никто не имеет права прерывать твой полёт в будущее. Запомни это, Карма. Благими намерениями, помнишь, куда дорога вымощена? – он прищурил левый глаз и хитро посмотрел на меня.

– В ад, – глухо отозвалась я.

Потом уткнулась в плечо моего самого любимого и близкого родственника и беззвучно зарыдала.

Мимолётно почувствовала досаду Олега, что это не его плечо. А чего он хотел? После выходки с разрывом предварительного брака из-за сущего пустяка, он лишился безграничного доверия. Как можно доверять тому, кто смалодушничал в самый неподходящий момент?

Я понимала, что наши отношения уже никогда не будут прежними. Да, чувства не угасли, как  опасались мы с моим Т-маа. Они стали сильнее и старше. Из-за событий последних двух лет я стремительно повзрослела.

 От маленькой наивной девочки с Весты не осталось почти ничего. Началось это в тот миг, когда мой дом разлетелся прямо у меня на глазах. Потом я встретилась и с другими тёмными сторонами жизни. К счастью, не погибла, но стала очень избирательно общаться с окружающими. Мои эмпатические и телепатические способности позволяли чуять малейшую гниль в чужих душах.

Когда слёзы чуть притупила боль, мысленно поблагодарила Димку за шефскую помощь плаксы в моём лице. Потом приступила к тренировке с удвоенным старанием. Я не понимала, почему так важно постоянно шлифовать свои ментальные способности, чутьё и интуицию.

Пообещала самой себе, что не дрогну, если снова придётся защищать других или себя, отводя неизбежную иначе смерть. Даже если снова придётся отправить в небытие несколько слишком настойчивых преступников. Как они посмели возомнить, что их жизни ценнее?

Я была очень зла. Злость нарастала и искала выход наружу. Иначе она могла испепелить не только меня, но и всех, кто стал мне дорог. Внутри словно нарастал безумный и беспощадный ментальный шторм. Он быстро рос, приближаясь к тонкой грани, когда я уже не смогу ничего изменить. Попросту утрачу и тень контроля над собственной сутью.

Олег рванулся ко мне. Они с его симбионткой сразу почувствовали неладное.

– Борись, Карма. Это состояние всегда сопровождает переход на новый уровень ментальных и эмпатических способностей, – альдор Тиар потянулся ко мне, успокаивая и убеждая, что через эти «точки роста» проходит каждый талантливый менталист. – Если ты дашь слабину, они выжгут тебя изнутри. Тело тоже погибнет. Даже твой Т-маа почти бессилен что-либо изменить. Ты должна взять всю боль и злость, что пожирают сейчас тебя изнутри и пустить на что-то созидательное. Прости себе то, что не можешь просто отпустить причинившие тебе боль события. Это трагедия для любого нормального человека или альдора. Жизнь священна. Никто кроме Великого Космоса не вправе решать, кому оставаться, а кому пора уходить. Вспомни тех, кого ты спасла.

Перед моим мысленным взором встали лица тех, чья судьба могла оборваться до срока. Из-за козней и жестокости тех, кого мне пришлось смахнуть с доски жизни. Их преступления были тяжки. Их гибель произошла только потому, что они хотели убить не только меня.

Спазм, болезненно сжимавший горло и мешавший мне дышать, ослабил свою бессердечную хватку. В этот миг я поняла, что готова поступить так всегда, когда речь будет идти о попытке уничтожить меня, мою семью и близких людей и альдоров. Также поступлю, если придётся защищать женщин, детей и стариков.

Теперь я не дрогну. В душе шевельнутся мимолётные сожаления, они больше не поставят меня на грань агрессивного безумия. Если вопрос встанет ребром, когда на одной чаше жизнь преступников, а на другой тех, кто ни в чём не виноват или моя, поступлю также снова.



Наталья Екимова

Отредактировано: 07.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться