Мир дому твоему, Огненная

Глава 1

Добро пожаловать!

— Все показатели в норме, она приходит в себя, — сквозь гудящий звук в голове, расслышала голос. Глаза не хотели повиноваться и смотреть на мир. Тело онемело, а каждый вдох-выдох получался резким и неравномерным. Попыталась что-то сказать, но рот даже не пошевелился. Сознание возвращалось неспешно, ещё медленнее пыталась осознать, где нахожусь.

— Ноэль, Вы меня слышите? — различила иного человека рядом, но ответить так и не смогла. Гудение стало усиливаться, темнота подступала так быстро, что удалось различить только последние слова первого говорившего:

— Срочную вентиляцию легких, она перестаёт дышать!

 

Мне казалось, вокруг всё потускнело. В голову забираются странные толи сны, толи воспоминания осеннего вечера. Папа с мамой долго обсуждали проблемы приближающихся войск к нашему городу.

— Я не брошу Вас, ты понимаешь это? — кричал он, так что даже через закрытые двери гостиной и моей спальни четко слышно.

— Мы не сможем там жить, — так же громко отвечала мама, — Ты понимаешь, что это совершенно другой мир, другие правила.

— Там я решаю, каких правил придерживаться, а каких нет. Вы – моя семья, и я не оставлю Вас тут.

— Давай просто переедем.

— Она всё равно вскоре узнает.

— Не сейчас. Слишком много потрясений.

После этого, разговор пошел на пониженных тонах, расслышать что-либо ещё я не смогла.

Глаза непроизвольно открылись. Резко. В них ударил приглушенный свет, но и он раздражал. Мне не удавалось ничего рассмотреть. Закрыв их и потерев немного, снова попыталась открыть. Чудо случилось не сразу. Размытые контуры, приобрели форму через пару десятков секунд. Всё это время в комнате царила тишина, лишь прибор давал знать, что у меня равномерный пульс, который пищал, отдаваясь звоном в ушах.

— Можно его выключить? — хриплым голосом попросила я, пытаясь присмотреться к окружающей среде. Металлическая отделка комнаты показалась странной. Стены и потолок были именно такими, темно-серого цвета. А в них вмонтированы продолговатые тонкие светильники, напоминающие светодиодные лампы, свет от которых отдавал мягким, синим цветом. Попыталась подняться, на этот раз тело поддалось. Ноги свесила с высокой одноместной кровати посреди комнаты, спина выровнялась, и осмотр окружающей среды происходил дальше. Только присмотревшись, заметила встроенный полукруг в изголовье и изножье кровати из неизвестного мне материала. Сама же лежала на мягком матрасе и тонкой длинной подушке, которые, казалось, набиты синтепоном и вобрали в себя изгибы моего тела. Осмотревшись вокруг, обходя взглядом мужчин, рассмотрела совсем рядом круглый табурет и, только присмотревшись, заметила, что ножек у него нет, он парил над полом, укутанным жестким красным ковром без ворса. Повернув голову влево, наткнулась на стол, стоящий на полу, устланный бумагами и прозрачными пластиковыми листами. Зачем им столько пластика? А возле неприметного металлического стола, расположилось кресло с высокой спинкой черного цвета и тоже парящее над полом. В голову стали закрадываться неприятные мысли о вменяемости и озабоченности последними событиями, вернее отсутствие таковых в голове. Мысленно попыталась собраться, закрыла глаза и посчитала до десяти. В голову лезли воспоминания об обычных буднях. Даже удалось вспомнить утро сегодняшнего дня, если ещё сегодня. Как всегда, я встала в семь утра, дома была одна, так как все ушли на работу. По телевизору шли мультики о неугомонных пингвинах. Кошка мяукала и ходила хвостом за мной, пока я собиралась. Завтрак: яичница, тост с сыром и чай. Точно помню, так завтракаю каждое утро. Потом накрасилась и выбежала в университет.Сегодня двадцатое сентября, точно помню. С утра была солнечная погода, хотя надела я рубашку и серое пончо.

— С Вами всё хорошо? — подал голос кто-то из мужчин, я не могла их различить, оба говорили с легким акцентом, определенно французским.

— Кто вы? — открыла глаза и наконец, рассмотрела незнакомцев.

— Меня именуют Зард сор Мин, — слегка поклонился один. Среднего роста, практически ничем не отличающийся от обычного человека, только кожа красноватого оттенка, будто он только с бани вышел. Седые волосы до плеч, завязанные в хвост, а по бокам у лица тонкие косички с синими бусинами на концах. Лицо худое и морщинистое. Глаза блекло-серого цвета и неестественно узкие, зато губы толстые и ярко-красные, что вполне гармонировало с цветом кожи. Сам он тонкий, видно по оголенным кистям рук. Одежда на нём странная. Свободного покроя штаны, синего цвета, черные легкие мокасины, как мне показалось. Свободная белая рубашка, застегнутая по самое горло, а сверху жилет синего цвета длиной до самых щиколоток, без пуговиц или змеек, но по краям черными толстыми нитями вышиты узоры, напоминающие абстрактные, — Я Ваш личный врач.

— Алекс де Соляри, — второй повторил жест Зарда. Он же был высоким, я бы сказала, выше двух метров. Широкие плечи, большие руки, мощный торс. Алекс не походил на накаченных парней с узкими бедрами и кубиками. Мужчина был прямоугольным. Талия не виднелась, а грудь выпирала. Такого достигают долгими занятиями со штангой. Он кажется обманчиво расслабленным, стоя рядом. Большие, немного раскосые глаза, глубокого зеленого цвета. Прямой нос и пропорциональные губы, которые подчеркивала густая каштановая борода с русым оттенком. Волосы на голове ровные, но слегка взъерошены спереди. Одет привычнее. Тяжелые ботинки на рифленой подошве, черного цвета, заправленные в них темно-синие штаны, а сверху черная облегающая футболка, — Капитан Вашего крейсера.



Натали Эдс

Отредактировано: 16.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться