Мир дому твоему, Огненная

Размер шрифта: - +

Глава 2 Реалии мира сего

Крейсер подлетел к небольшой жаркой планете – Ума. Основной вид деятельности на ней – торговля людьми. Совершив посадку в порту и пройдя проверочные посты, наш крейсер опустился на землю, больше напоминающую пустыню. Я невольно скривилась, когда при первых же шагах в туфли залетел песок.

— Терпи, — подхватил под локоть капитан, — Зачем надевала туфли?

— Сам сказал одеться официально и полегче.

Мне, в самом деле, не могло прийти в голову, что в тридцать первом веке люди до сих пор не укатали всё это в асфальт. Только выйдя с порта, я увидела большую трассу в несколько ярусов. Сверху ездили агрегаты, отдаленно напоминающие машины, снизу поезда. Вдалеке выстроились в строгие ряды небольшие здания серого цвета.

— У всех в этом времени проблема с цветовым решением? — вырвалось невольное ехидство, — Или другие цвета запрещены?

Мне, одетой в черные брючные штаны и прозрачную бирюзовую блузку, было не комфортно среди  одетых в серое, синее и черное гуманоидов.

— Это не запрещено, — заверил Алекс, — И можешь не переживать, ты и так очень выделяешься.

— Спасибо, — буркнула я, рассмотрев себя в стеклянной двери. Для жителей большинства планет я однозначно «белая ворона». Все старались одеваться и выглядеть конструктивно, не привлекая лишнего внимания. Мой же внешний вид был отличен даже по основным признакам. Раса людей подросла с времён моего бодрствования. Средний рост девушек составляет метр восемьдесят, мужчин – метр девяносто. Самые низкие из людей как минимум на десять сантиметров выше меня. Мой же рост всего метр пятьдесят восемь, при том, что фигура напоминает «песочные часы». Широкие плечи, узкая талия, широкие бедра. Ноги не длинные, но стройные. Вечная проблема женщин – лишний вес, покинула меня сразу после начала обучения. Изнемогая, даже не заметила, как ушли бока и живот, и ноги приобрели более спортивный вид. Самым же выделяющимся является лицо. В обрамлении крашеных волос, цвета красного вина при обычном освещении и огненно-красных на солнце, лицо преображается: оно кажется старше и надменнее. Натуральный цвет волос выдают брови. Глаза тоже имеют свойство выглядеть по-разному. В помещении они темно-карие или черные, на свету карие, но с красным пигментом в обрамлении черной дуги. Маленький нос с небольшими крыльями и толстые бледно-розовые губы.  Мой внешний вид не выдавал во мне аристократку, но надменность выказывала причастность к данной группе.

Мы долго шли мимо одинаковых серых зданий со стеклянными стенами.

— Так демонстрируют свой лучший товар. Обычно стену делят на пять-шесть равных секций, и помещают туда мужчин и женщин. Они стоят под палящим солнцем целый день, а если падают — их избивают, — как бы невзначай повествовал Зард, — Ведь такие промахи могут плохо сказаться на имидже компании. Значит, рабов плохо подготовили и они не в состоянии целый день работать.

Шла, низко опустив голову, дабы не видеть происходящего вокруг. Бешено билось сердце, и хотелось убежать подальше отсюда. Но я заставляла себя идти. Просто знала – чем быстрее мы это сделаем, тем быстрее окажемся дома. В моём новом доме. От этих мыслей стало легче. Подняв голову повыше, вдохнула больше воздуха и всё же решилась зайти в пристанище ужаса, именуемое магазин «аль Замида».

Внутри обстановка повторяла вид снаружи. Всё серо-белого цвета. Возле самой двери стоит стол и стул, за ним сидит девушка-робот, приветствуя новых посетителей. Остальная часть холла пуста.

— Здравствуйте леди Данс, мы приветствуем Вас в магазине «аль Замида». Наша компания занимает четвертое место в Галактике по качеству и количеству предоставляемых ресурсов. Подождите пару минут, директор сейчас подойдет, — проговорила она, посмотрев на меня, и опять уткнулась взглядом в стол. Невежливые нынче роботы. Как посоветовал Алекс, лучше придираться ко всему и ненавистно смотреть на всё, что движется, тогда поверят, что я дочь своего отца. Хотя и без того уважать меня будут, но лучше придерживаться такой тактики. Никто не посмеет перечить и унижать, ибо папа и за меньшее подстраивал несчастные случаи. Услышав об этом в первый раз, остолбенела, но, почитав архивы и поговорив с Зардом, всё же поняла, что многое из этого правда – отец был жёстким с остальными людьми. Неспешной походкой в холл вышел рослый мужчина. Когда он увидел меня, его улыбка на секунду померкла и тут же вернулась в нужное положение. Значит, всё же не очень хорошая у нас репутация. Я тоже слегка улыбнулась, и тут же приподняв голову выше, дабы рассмотреть мужчину, выпалила:

— Вы собираетесь представиться?                                    

— Простите леди Данс, меня именуют Актерусом, — он уважительно поклонился мне и моим спутникам, стоящим немного вдали, — Могу ли я Вам чем-то помочь?

— Я пришла выбрать рабов в свой новый дом, — при слове «рабов» захотелось сжаться в комочек и крепко закрыть глаза. Ненавижу эти правила. Не могу я так. И хоть моральные принципы были засунуты далеко и надолго, неприятный осадок всё же пытался завладеть сознанием. Собравшись с силами и сжав руку в кулак, проговорила: — Что ж, проведите мне экскурсию.

Мистер Актерус предложил мне локоть, на что я отрицательно покачав головой, пошла рядом. Не люблю прикосновения посторонних мужчин. Особенно не внушающих доверия. Он рассказал историю основания бизнеса и методику обучения рабов, от которой мурашки по коже шли. За каждую провинность рабов избивали до потери создания, при этом использовались методы, при которых человек оставался в сознании длительное время. То есть избиение было долгим. Потом Актерус резко сменил тему и стал задавать на наводящие вопросы по поводу необходимых мне рабов, и попутно интересуясь, сколько я готова за них выложить. Но ответить мне не дал неприятный звук, показавшийся знакомым, но тихим. Чем дальше мы шли по коридору, тем отчетливее слышались удары. Я теперь точно понимала, что это удары, но чего? Волнение помутнило рассудок, и, ускорив шаг, я пошла вперед.



Натали Эдс

Отредактировано: 16.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться