Мир дому твоему, Огненная

Размер шрифта: - +

Глава 10 Отдых и долгожданные радости

Вокруг было тихо. Зеленая трава приятно щекотала стопы, а прохладный ветер приводил мысли в порядок. Сколько тут простояла, представить трудно. Мы приземлились на Касиор – необитаемую планету, без представителей хоть какой-то опасной фауны и разумной жизни, уже как три дня. Кэтрин за два дня полета пришла в нормальное физическое состояние. О психологическом говорить трудно, каждую ночь она просыпалась и ходила по кораблю, не веря полностью в то, что её спасли. Зард узнав о таком положении вещей, вкалывал ей успокоительное, после этого последующие ночи она спит, по крайней мере, так передает её показания браслет. Каждую ночь я сижу возле нее, держа за руку. Она, не веря, смотрит на меня, пока Зард вкалывает ей седативное и желает спокойной ночи. Она сжимает мою руку сильнее и закрывает глаза, произнося всего одну фразу:

— Хоть бы это не оказалось сном.

А я улыбаюсь и сжимаю её руку в ответ.

Кэтрин засыпает быстро, но я не могу уйти от неё ещё какое-то время. Сама не верю, что нашла её, что больше не потеряю. Собравшись с силами, отпускаю руку и иду в свою каюту, находящуюся рядом.

Спать удается не более пары часов. Мне сниться момент с арены. Четкие очертания людей и ужас в глазах подруги, когда парень ударяет её в солнечное сплетение, ломая ребра. Она перестает дышать, видимо ребра пробили лёгкие. Кэт падает на землю и находит взглядом меня. Это взгляд прощания. Только тогда я могу подойти ближе и убить того человека. У меня в руках та металлическая палка, но я не бью ею по голове, а методично ударяю по спине, он падает, а мне мало. Удары становятся сильнее и четче, потом руки подымаю над головой и протыкаю палкой его сердце. На этом моменте я всегда просыпаюсь, надеясь, что мои крики и быстрое сердцебиение не разбудили исполина. Он тоже отслеживал моё состояние, как и я Кэтрин. Но из ночи в ночь, он не появлялся в моей комнате, а с утра смотрел всё более взволновано. Я не хотела его беспокоить, но помимо воли круги под глазами становились всё больше, а его волнение заметнее. Днем я старалась делать вид, что всё хорошо – это удавалось с большим трудом, хотя Кэтрин и не замечала этого. Ей хватало и своей травмы.

Этой ночью мне удалось поспать и того меньше. В полусонном состоянии пришлось поставить летун на автопилот на давно привычном маршруте и попытаться подремать по дороге, но не удалось. Только порывистый ветер и трава под босыми ногами подарили долгожданный покой. Вокруг было тихо. Даже привычных земных сверчков тут не было. Листва шелестела на деревья от ветра, а на поляне под небольшим обрывом простиралось поле цветов ярких оттенков и пара деревьев с густыми кронами. Из ночи в ночь я стою тут до рассвета. Ночью небо усыпано мириадами звёзд, плавно сменяющиеся рассветными лучами утра. Сопутствует этому полная тишина и моё, наконец, спокойное сердцебиение вторящее сердцу Кэтрин из наушника.

Вдалеке небо разделила молния. Только теперь переведя взгляд, увидела большой грозовой фронт надвигающийся прямо на меня. Он как лавина, летел в мою сторону. Улететь я уже не успею, значит, придётся ждать, ведь именно с той стороны прилетела. Находиться одной в летуне в такую погоду было страшно, но подвергаться себя прямой опасности ещё страшнее. Молния повторила свой удар, на этот раз в землю, яркой вспышкой рассеивая предрассветные сумерки, через десять секунд последовал сильный раскат грома. Вздрогнула и по привычке прижала руки к ушам. Гроза пугала, хоть и завораживала. Браслет запищал о резкой смене моего состояния, но я не обратила на это внимание. Открыв глаза, увидела возле себя взволнованного исполина. Он как гора возвышался надо мной. Суженые глаза и нахмуренные брови выдавали его волнение. Молния блеснула прямо за ним, добавляя его виду таинственности и зловещности. Он расправил свои крылья и поднял руки. Последовавший секундой позже гром я встретила в его объятьях. Его руки сильно, но аккуратно прижимали меня к себе, а крылья укутали в ставший безопасным кокон. Я считала удары его спокойного сердца, и глубоко дыша, сама успокаивалась. Сейчас не нужны были слова, не было нужды смотреть друг другу в глаза. Я чувствовала его тепло, всем своим телом и мне большего не нужно. Мой мир сосредоточен в этих крыльях, в этих руках.

Приподняв меня над землей, он прошел к летуну, останавливаясь на стыке с подъемной дверью и сел на пол, оставляя меня на руках. Его крылья опустились, всё так же крепко прижимая меня к нему, но это не мешало мне видеть игру природы.

Ветер усиливался, деревья под его напором гнулись, жалобно треща. Трава шелестела все сильнее, и первые капли оказались неожиданностью. Следом обрушилась ледяная стена дождя. Ударяясь об обшивку летуна, создавала особое настроение и мелодию. Кожей лица я чувствовала прохладный ветер, но телу было тепло. Опустив голову на плечо исполина, просто наблюдала за бушующей стихией.

— Самое лучшее утро, — прошептала тихо. Ответом мне была тишина.

Разнежившись в тепле и уюте, не заметила, как уснула. Нилом все это время старался не делать резких движений, иногда поглаживая меня, когда страшные сны пытались пробраться в моё царство Морфея. Проснулась, почувствовав себя лучше, когда дождь стал утихать. Немного дернувшись, была перехвачена его руками, а по спине и ноге водили кончики крыльев.

— Всё хорошо, — зашептал Нилом,— Я рядом. Я всегда буду защищать тебя.

И я поверила этим словам, звучавшим как клятва длиною в вечность. Просто перестала дергаться и, прикрыв глаза, позволила себе ещё немного насладиться этим состоянием. Пускай не я его единственная, но он гуманоид, с которым я действительно чувствую себя уютно. Будто бы попала в такой желанный дом.

— Ноэль, — позвал исполин и я, запрокинув голову, посмотрела на него. Волнение не исчезло из взгляда, но к нему добавилось спокойствие, я бы даже сказала, умиротворение.



Натали Эдс

Отредактировано: 16.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться