Мир глазами злодея. Это будет легендарно!

Размер шрифта: - +

Глава 3. Самая важная часть бала - это подготовка к нему

Глава 3. Самая важная часть бала - это подготовка к нему

Снова операционный стол, снова ненавистный белый свет, льющийся, казалось, со всех сторон, и лица без грамма сочувствия и жалости, только научный интерес и фанатичный блеск в глазах.

Как же я все это ненавижу! Они говорят и говорят только о том, что еще можно во мне изменить, что еще можно у меня отрезать. Сукины дети! Их не волнует, что я все это слышу и содрагиваюсь от каждого предложения, им важен лишь только результат.

Вот бы сбежать отсюда... Но сначала я их всех уничтожу, да, убью, заставлю испытать их тоже, что и я, лежа на этом столе.

Они закончили совещаться, и один из них, тот кому я когда-то безоговорочно доверял, сделал первый надрез на моей груди и капнул на рану жидкость, от которой мои мышцы расслаблялись до такой степени, что я не мог пошевелиться. О, это не было обезболивающим или чем-то в этом роде, это диаметрально противоположная жидкость, от нее болевой порок понижался, и любая царапина казалась мне огромной кровоточащей раной. Этим ублюдкам видите ли, не понравилось, что у меня слишком высокий болевой порок для человека. Им надо было знать, что я испытываю боль, ведь без этого их эксперимент провалился бы.

Ну. что ж, они начинают изменять мое тело в двадцать седьмой раз, мне остается только терпеть, не орать слишком громко от боли и надеяться, что меня спасут, или же я спасу себя сам. Ведь в какой-то далекой планете говорили, что спасение утопа-а-а...

 

Линкольн рывком сел и обвел свою каюту мутным взглядом, но тут же его плечи расслабились от понимания, что он находиться не в ненавистной операционной, а на своем корабле. Князь вытер со лба пот и свесил ноги с кровати, собираясь вставать.

- Господин, Вы опять кричали во сне, - заметил Леонид. - Снова приснился кошмар?

- Сколько раз тебе говорил, не называй меня господином! Насчет вопроса, да, снова, - устало произнес князь, уронив свою блондинистую голову на руки.

- Вы принимали снотворное?

- Ты же знаешь, что нет, зачем тогда спрашиваешь?

- Это стало своеобразной традицией, Вам снится кошмар, я Вас спрашиваю: пили ли Вы снотворное? - прекрасно зная ответ.

- Традиция, - усмехнулся "Свет всего злодейского мира". - Ладно, забыли и пошли дальше. Сколько сейчас времени?

- Шесть утра, Князь.

- Вот же ж! Из-за этих кошмаров постоянно сбиваю себе режим. Леон, что с рейтингом?

- Как обычно, Вы на первом месте.

Разговаривая с ИскИном, Линкольн приводил себя в порядок.

- Как дела в Княжестве?

- Результаты вашего опроса среди граждан Княжества положительны. Большинство жителям нравиться жить в Княжестве больше, чем в Империи. Вашей политикой и экономикой все довольны. Срочных вопросов требующих безотлагательного решения, пока нет, остальные могут подождать до воскресенья.

- Значит, займусь ими завтра, - одеваясь, произнес Линкольн. – Что в империи творится? Интриги? Заговоры?

- На удивлении, все спокойно. Думаю, это связано с сегодняшним событием.

- Отличные условия для нашей с тобой диверсии. Наемники проснулись? – причесываясь, спросил злодей.

- Полчаса назад как.

- хорошо! Приведи их в центр управления, будем давать телохранителям их первое задание, - довольно произнес Князь. Усмехнувшись своему отражению в зеркале, Линкольн заскользил красными от рождения глазами по своему внешнему виду, пытаясь отыскать в нем изъяны. Полностью седые волосы лежали волосок к волоску. Новый, недавно купленный комбинезон сидел как влитой. Выглаженный плащ привычно лег на плечи, закрепившись на груди. Последним штрихом в образе стал поднятый воротник-стойка. Оставшись довольным своим внешним видом, князь подмигнул своему отражению и направился в центр управления.

 

***

Зайдя в главную комнату на корабле, Князь даже не удивился, что трое наемников уже находились тут. Злодей прошел к креслу, сев на него, развернулся к своим телохранителям.

- Вчера у нас было мало времени, чтобы все обсудить, но сейчас я совершенно свободен до трех часов пятьдесят шесть минут. Чтобы вы не тешили себя ложными надеждами, я заранее вам скажу, что вас никто не спасет и не найдет.

- Это невозможно! В наши головы были встроены чипы, которые невозможно изъять из тела без смерти носителя. Если мои выводы верны, тебе не с руки нас убивать, - авторитетно произнес Чеп, но смутился, когда увидел, как на него посмотрел Князь.

- Невозможно, невозможно! Как же я ненавижу это слово «невозможно»! – содрогнулся от омерзения Князь. – Если придерживаться твоей точки зрения, что без смерти носителя нельзя изъять этот чип, то вы уже должны как семь часов сорок девять минут быть как мертвы. И надо же как интересно получилось, думал, что начальство не сказало вам про этого маленького робота в ваших головах, но оказывается вас просветили. Ну, ладно, это никак не скажется на моем плане.

- Как мертвы?! – хором воскликнули наемники, находясь в шоковом состояние.

- Я же не просто так отправил вас в медчасть, там моя умная машина извлекла чипы и преподнесла их мне на блюдечке с голубой каемочкой. Ах, вот и они, кстати! - Князь достал из встроенного ящичка в кресле три одинаковых чипа размером с горошину в мешочке и кинул их Чепу. Кэп на автомате поймал его и теперь с изумлением смотрел на то, что находилось у них в голове.

- И еще, при неповиновении вы будете испытывать боль, если б вам ломали кости в десяти местах.

- Садист, - прошипела Кей.

- Я знаю, - со сладкой улыбкой заключил Князь. - А теперь переходим к главному блюду дня, к вашем первому заданию! – пропел князь доставая из того же ящика какие-то бумаги.

- Вашим заданием будет сопроводить эту девушка на день рождение Императора. – Линкольн передал Чепу документы, с фотографии на него смотрела голубыми и по-детски наивными глазами девушка лет шестнадцати-семнадцати с кукольным личиком в обрамлении белоснежных волос. Пока Наемники изучали личное дело девицы, князь продолжил вводить их в курс дела.



Ульяна Морозова

Отредактировано: 22.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: