Мир Карика 6. Сердце мира

Размер шрифта: - +

Глава 1. Удар из прошлого

- Олеся, а расскажи мне о своей силе, - мы уже какое-то время бежали рядом, не слыша никаких подозрительных звуков. В итоге мне даже начало казаться, что мы все-таки выбрались из готовой захлопнуться мышеловки без особых потерь.

- Я могу разделять предметы, а могу и свое тело, отделять одно от другого насколько хватает сил. Например, убрать крепость из оружия или брони, заставив их рассыпаться перед моим ударом… - девушка мечтательно замолчала, видимо, вспоминая, сколько врагов пало от этого приема.

- И что, никаких ограничений? – интересно, расскажет или нет.

- Почему же, есть, на каждое «разделение» уходит выносливость.

Она опять замолчала, а я тут же попытался посчитать, сколько атак она от себя отвела за одну лишь последнюю битву, да соотнести это с уровнем ее жизней – сколько же их у нее, что хватило на такую прорву использований, да еще и осталось? Или же траты настолько мизерные, что она может себе такое позволить?

Я уже хотел задать новый вопрос, когда Олеся протянула руку к носу, вынула ватку, а потом показала мне. Если честно, я сначала не понял, что это, и лишь потом, когда ветерок донес знакомый, чуть горьковатый запах, все встало на свои места. Это же настойка камнецвета, позволяющая раз за разом получать дополнительную выносливость на доли секунды и потом тратить ее на навыки, не касаясь основных запасов.

Но это что же получается, Олеся достигла своего уровня благодаря мне? И судя по хитрой искре, мелькнувшей у нее в глазах, она знает, кого нужно благодарить за этот и другие пузырьки, лежащие у нее в запасниках. Интересно, их много? И где Олеся взяла мои снадобья? Обобрала товарищей по отряду после выхода из начальной долины? Или, может быть, она была одной из тех суперщедрых клиентов, на которых Петрович начал свой бизнес после того, как я покинул Находку?

- Держи, - подумав, я кинул девушке пару новых колб.

- Ого, уже не плюс тридцать, а целая сотня! А ты не стоишь на месте! – девушка моментально оценила разницу, которой мне удалось достичь благодаря истинному зрению, и тут же сменила ватку в носу.

Конечно, сейчас встает вопрос, не поспешил ли я с ее усилением, но, думаю, пара колб ничего особо не изменит, а вот верность и желание получать именно лучшую алхимию помогут мне закрепить ее верность. Кстати, что там говорит мой новый дар?

Следовать за Котом

У нее, похоже, все так же без изменений.

- Кот, а зачем ты достал камень? – неожиданный вопрос Олеси выбил меня из колеи, но я тут же взял себя в руки и, резко обернувшись, увидел, о чем она говорит.

Не знаю, как это произошло, но факт остается фактом. Мой последний украденный у Медеи камень воскрешения висел в воздухе и светился – нет, теперь еще из него пошел серый дымок и начал складываться в человеческую фигуру. И, кажется, я догадываюсь, чью.

- Значит, скрылся, - Хозяйка ночи смогла создать рядом с нами лишь свой образ, что, конечно, радует. Но даже так находиться в ее компании после недавних событий для меня мало приятного. – И что, теперь так и будешь от нас всю жизнь бегать?

- Ну, уж всяко лучше, чем когда тебе отрубают хвост, да по самую шею, - я говорил и параллельно пытался понять, можно ли как-то прервать трансляцию образа. Как бы безобидно не выглядел наш разговор, но, уверен, если дать Медее шанс, она обязательно наведет на нас погоню.

- А хочешь, мы этот вариант уберем? Вернешься назад, принесешь вассальную клятву, и свободен. Я даже помогу тебе с двойником разобраться да твою метку бога довести до ума. Личный дневник Баграмяна, - она вытащила из воздуха кипу листов. – Семину, например, пришлось довольствоваться лишь огрызками воспоминаний уже потерявшего разум старика, а у тебя будет почти оригинал.

Как она гладко стелет, вот только почему мне не верится? Впрочем, разговор получается не бесполезным: например, я узнал, что богине уж очень хочется заставить меня перейти из статуса ученика в любой другой. Ну и, конечно, теперь я могу уверенно назвать всю линию наследников Номеноса: он сам, потом Баграмян и, наконец, Семин. И ведь измельчали потомки, совсем не держат марку гордого родоначальника своего пути.

- Спасибо, но, знаешь, я как-то особо и не стремлюсь развивать эту метку. А то еще станешь богом, придется подрабатывать проводником, испытания, в которых люди гибнут, проводить.

- Да что ты знаешь о миссии богов? – как ни странно, мои надуманные сомнения задели Медею. – Да и про гибнущих людей ты так уверенно говоришь… А может быть, они заслужили!

- Что ты имеешь в виду?

- Ну, сам подумай, мы же не знаем никогда заранее, кто именно победит в испытании, но при этом сто процентов населения этого мира можно подвести под одну черту. Белых овечек тут в принципе нет. Тебе не кажется это странным?

На что она намекает? Что они проводят испытания только в тех местах, где уже собрались одни, скажем так, злодеи? Да нет, есть гораздо более простое объяснение.

- Ничего странного. Учитывая специфику ваших так называемых испытаний, напор на немотивированную жестокость и ограниченность по времени, ясное дело, что выживают в итоге именно те, кто ставит себя выше привычных правил.



Антон Емельянов и Сергей Савинов

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться