Мир, который мы разрушим. Книга 1. Осколки нации.

Размер шрифта: - +

Глава 7

Глава 7

 

Переход через балку дался группе с трудом. Всё, за исключением Давида, донельзя устали, и лишь его подгонял бурлящий в крови адреналин. Выломав крепкий стебель камыша, герой проверял им глубину ила, лишь потом ступая ногой. Так за метром метр цепочка из четырёх людей не спеша продвигалась вперёд. Мариам, Сабир и Семёныч двигались, будто сонные мухи. Если бы не постоянный зуд и дружеские пинки героя, троица без сомнения бы улеглась на ночлег прямо здесь.

Балка, как оказалась на деле, была намного шире, чем все ожидали. Давид шёл впереди группы, рубя направо и налево высокий толстый камыш своим армейским ножом, прокладывая остальным путь. Ноги утопали в грязи по колено. Ступни давно уже были мокрыми, и холодная жижа то и дело затекала вперемешку с какой–то гадостью за голенище. Все без исключения чувствовали себя замёрзшими и несчастными.

        Несколько раз совсем рядом с людьми пронеслось нечто. Слышались хлюпающие звуки шагов. Герой лишь один раз смог заметить смазанный зелёный силуэт величиной с человека. Давид дал очередью по сторонам и вскоре услышал удаляющиеся шуршащие звуки. Похоже, существо решило не рисковать, а поискать себе добычу попроще и растворилось в плотной стене камыша.

                               В сапогах что–то противно хлюпало и тёрлось об пальцы своим скользким туловищем. Мариам, идущая будто во сне, немного свернула в сторону и с криком провалилась в мутную жижу по пояс. Вода быстро прибывала, засасывая в себя женское беззащитное тело, и если бы не усилия трёх мужчин, это болотце стало бы для неё могилой.

        Всё плохое, как и всё хорошее, имеет свойство однажды заканчиваться. Ноги перестали проваливаться в жижу, на смену чёрной грязи постепенно пришла красная, как цевьё автомата, глина. Ступать стало намного легче и вскоре заросли камыша остались позади. Над людьми нависла отвесная поросшая мхом стена. Подойдя ближе, к своему удивлению герой смог убедиться, что стена была сделана из бетона. Осыпающийся, почти полностью заросший мхом, он всё ещё исполнял роль плотины, как и в давние времена.

       Немного потоптавшись на месте, Давид всё-таки решился. Скинув с плеч рюкзак и всё лишнее, он, оставив при себе лишь крепкую смотанную кольцами верёвку, приступил к подъёму. Стена из-за облепившего его влажного мха была необычайно скользкая, и пару раз герой съехал на пузе до самого низа довольно-таки с приличной высоты. На третий раз он, собравшись с силами, начал ступать как можно аккуратней, отрывая мох и цепляясь пальцами рук за трещины и выбоины в бетоне.

        На землю опустилась ночь, опутав своим тёмным саваном всё вокруг. На небе ярко вспыхнули звезды, где-то вдалеке упала комета. Землю залила своим бледным светом огромная, с полнеба, луна, вечный спутник проклятых и прочей нежити. Где-то вдали послышался не то хрип, не то вой, когда Давид наконец-то забрался наверх дамбы.

        Подъем оказался невысоким, но очень сложным. Отдышавшись, он осмотрелся вокруг и, отыскав взглядом рядом растущее могучее дерево, принялся разматывать верёвку. Обвязав один конец вокруг ствола, он спустил второй конец в балку, моля бога о том, чтобы верёвки хватило. Окликнув своих спутников, он вскоре получил команду от отчима тянуть и приступил к её выполнению. Его руки жутко устали, но он заставлял себя перешагнуть через эту ноющую боль в мышцах и продолжал своё дело. Кольца верёвки аккуратно ложились рядом, так что вскоре там оказался небольшой холмик. Из-за темноты герой не мог разглядеть, кого он тащит, но по весу это явно было что-то очень тяжёлое.

         Вскоре из-за края обрыва показалась чёрная головка Мариам. Она была обвешена их с отчимом барахлом. Противный до скрипа зубов ультразвук больно стеганул по ушам, и балка откликнулась громким эхом.

– Вы чего там заснули? – Громко закричал Семёныч снизу, обращаясь к герою.

        Но Давид и так всё сам понял. Сноровисто скинув со склона верёвку, он дождался сигнала и принялся быстро тянуть. Мариам всячески пыталась помочь, то хватаясь за верёвку, то за самого Давида, оказывая этим лишь больше неудобства, чем помощи. Когда через край грузно перевалился Сабир с винтовкой отчима в руках, внизу послышались очереди, сопровождаемые громким шипением и матами Семёныча. В третий раз, спустив конец верёвки, герой долго ждал, но бой внизу так и не утихал.

       От Громова старшего последовал сигнал, и троица дружно навалилась на верёвку. В балке, по всей видимости, сейчас творился настоящий ад. Жуткая какофония предсмертных криков и выстрелов заполонила всё вокруг. С облегчением Давид вытащил наверх живого и невредимого отчима.

– Что там произошло? – Спросил герой у Семёныча, почувствовав себя на секунду полным дураком.

– А ты сам посмотри! – Приводя дыхание в порядок, произнёс тот.

        Луч фонаря, направленный вниз рукой героя, осветил гору трупов, истекающих бесцветной жидкостью. Ещё с пару десятков белёсых тварей кидались на пологую стену, пытаясь забраться вверх, но у них ничего не получалось. По-видимому, кровожадному подземному народу были чужды поражения. Вот и теперь тамошний жуткий лидер послал своих подопечных в погоню за ускользающей добычей.



Александр Мироненко

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться