Мир, который мы разрушим. Книга 1. Осколки нации.

Размер шрифта: - +

Глава 20

Глава 20

 

– Это, кажется, твоё? – Проговорил Сасун, снимая со спины РПК.

– Моё... – Удивлённо ответил герой, принимая пулемёт. – Но как? Я думал, что потерял его внутри?

– Так и есть... ты, как пошёл сапёркой махать, будто косой на поле, так у тебя он из рук и выпал. А я поднял, жалко ведь, вещица хорошая.

С боку послышались голоса людей и лай собак. Вскоре из-за угла показался небольшой отряд караульных, придерживающий на поводках двух огромных, мохнатых псов. Луч фонаря больно ударил по глазам героя. Конвоиры остановились в паре десятков метров и нацелили дула автоматов на двоих сидящих на земле побратимов. Внезапно послышался мужской удивлённый голос:

– Сасун? Ты что здесь делаешь? А это ещё что за горобец? – Проговорил неизвестный, освещая покрытое кровью лицо героя.

– Это я, дядь Жора. А это мой друг Давид. Мы здесь по заданию мэра.

Фонари погасли, прекратив ослеплять героя, и он увидел спешащего к ним низкорослого, небритого мужчину средних лет. Подойдя к ним, мужчина склонился над Сасуном, разглядывая его раны.

– Что ж тебя, горобец ты этакий, по ночи сюда попёрло? Батя твой где?

– Вот он... – Указал пальцем на тело отца Сасун.

– Мать честная! – Пошатнулся мужчина, только заметив в высокой траве бездыханное тело Агвана. – Мы слышали выстрелы и взрывы, но, думаю, если разводящий по рации тревогу не подымает, значит всё в порядке. Думал, опять штрафников пригнали... а где разводящий?

– Думать надо меньше, а соображать больше! – Рявкнул, подражая чужой манере разговора, герой. Поднявшись, держась за стену, и пошатываясь, побрёл в сторону Ровного. – Разводящий ваш здешних тварей кормит. Да и вам я бы не советовал здесь оставаться... Не ровен час, найдут они для себя лазейку наружу...

Будто в подтверждение, за стеной кто-то заскрёбся, а потом послышались глухие удары. Несколько кирпичей отвалились от стены и упали возле самой головы Сасуна. Сасун, уподобившись герою, поднялся на ноги и поплёлся к телу отца. Взяв Агвана на руки, он заковылял следом за Давидом.

– Стоять! – Послышался крик караульного.

– Это ещё почему? – Обернулся герой к караульному, которого Сасун назвал дядей Жорой.

– Я не позволю...

– Почему?

– Устав... – окрепшим голосом отозвался караульный, направляя дуло автомата на нарушителей. – Извини, Сасун, ничего личного... Хотя, батю твоего я с малых лет недолюбливал.

– Послушай, Жора! Или как тебя там... – Стараясь подавить затаившийся в глубине страх, сказал герой. – Я знал одного из ваших, который руководствовался уставом. И где он сейчас? Немедленно покидайте этот объект, здесь не осталось ничего, кроме смерти.

Некоторое время на лице караульного были видны черты колебания. За его спиной послышались звуки снятого с предохранителя автомата. Две псины, улёгшись на землю, надсадно дышали.

– Нет! – Твёрдо решил для себя Жора. – Такой случай упускать нельзя! Мы здесь одни. Лишних свидетелей нет. А за ваши с Агваном головы Гасан немало заплатит. Эй, ребята! – Обратился он к своим товарищам. – Разберитесь-ка с нарушителями!

Кирпичи всё в большем объёме обсыпались со стены, а дверь дрожала на навесах под натиском тварей. Каменная кладка неподалёку рухнула, образовав небольшой проход в стене. Из темноты здания выпала пара тел грибников, и рывком вскочив на ноги, кинулась к людям, надрывая свои глотки жуткими хрипами. Ненадолго устоявшуюся тишину ночи прорезали пара очередей. Твари рухнули на землю, не добежав до людей каких-то жалких пару метров.

– Это что за херня только что была?! – Воскликнул Жора, опуская автомат и разглядывая тела грибников.

– Бежим! – Шепнул Давид напарнику, и припустил в сторону дыры в заборе.

За спиной послышались громкие возгласы, и команды. Над головой, разрывая собой тугой воздух, завжикали пули. Послышался лай собак. Внезапно ход в стене расширился в разы, вываливая наружу ломаный кирпич, и из него на караульных накинулись десятки мертвецов.

Герой бежал к забору, петляя зигзагами. За ним, надсажено сопя, бежал Сасун, таща на руках тело отца. Давид с разбега влетел в дыру между плит. Пропуская вперёд товарища, он напоследок оглянулся назад.

Возле стен происходил яростный бой между людьми и ходячими трупами. Пара собак со скулежом исчезла в кишащей массе мертвечины, бесчисленными десятками выплёскивающейся из дыры в стене. Отряд караульных держался недолго. Вскоре их с боков обтекла река грибников и похоронила под собой, заглушая их предсмертные крики чавканьем и хрустом костей. Не желая смотреть, Давид принялся догонять товарища.

 

Давид на бегу искоса поглядел на Сасуна. Ни тени усталости не было на его лице, а в маленьких глазах блестел неподдельный гнев, хотя он и тащил на себе всю дорогу тело отца. Герой предложил было подменить его и потащить тело Агвана самому, но он наотрез отказался.



Александр Мироненко

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться