Мир, который мы разрушим. Книга 2. Проект Абигор

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава 10

            Голова безбожно болела, а всё тело саднило. Он с усилием перевернулся на бок, на спину, а затем и вовсе попытался сесть. Он находился в кромешной тьме, хоть, глаз выколи. В рецепторы ударил сладковатый запах смерти, вперемешку с отвратительной вонью экскрементов.

            Герой со стоном завалился на спину. Головная боль понемногу утихала, а вместе с ней расступались и рамки темноты. Вскоре он видел всё вокруг, как днём. Он находился в небольшой коморке. Стены кирпичные, поросшие плесенью и покрытые влажными потёками. Тут же рядом с ним лежала пара человеческих тел. Ещё живых, по всей видимости. Попробовал пошевелиться, но всё напрасно. Его тело было надёжно обвито толстенным канатом. Поднатужившись, он провёл в попытках освободиться более часа, но всё безнадёжно. Со сторон то и дело слышались кашель и стенания. Но звуки зарождались за пределами этих стен.

             Давид зажмурился и попытался расслабиться. Куда бы он не попал, его не убили. По крайней мере, сразу. Значит, чего-то хотят… Вот только, чего?

            «А, и хрен с ним! Будет, что будет».

            Давид разлёгся на холодном полу и попытался восстановить силы. Вскоре за ним пришли. В дверном проёме показались две перекошенные костлявые фигуры. Сильно не церемонясь, они по-варварски подняли его, как тряпичную куклу, и потащили прочь.

            Его тащили по длинному, широкому коридору. В углы и между плит были вбиты тускло горящие факелы. Свет от них шел трепещущий, ненадёжный. Пространство вокруг освещалось слабо. В углах сбивались недобрые тени.

            Наконец-то, его притянули в огромный зал. Здесь около разбросанных хаотично костров толпились грязно одетые, обшарпанные человеческие фигуры. Больше всего здешняя архитектура походила на заброшенное метро. И когда его стянули вниз на рельсы, он мысленно подтвердил эту гипотезу.

            Костры и скопища людей остались позади, а его ещё долго волокли спиной вперёд. Всякий раз он стукался пятками об выступающие шпалы, что причиняло ему большие неудобства. Наконец, они остановились. Повернув голову, насколько позволяла ему шея, он увидел край небольшой, решетчатой двери. По всей видимости, кустарной сборки. Один из его конвоиров поднял кулак и оглушительно начал тарабанить в дверь.

            – Чего надо?! – Донёсся зычный, не принимающий мямлящих ответов, голос.

            – Открывай, свои. – Отхаркиваясь после дороги, ответил конвоир.

            – Пошли вон! Я по четвергам не подаю.

            За дверью послышались удаляющиеся шаги самодовольного человека. Не давая времени опомниться, конвоир забарабанил снова.

            – Открывай! Распоряжение Когана!

            – Так бы сразу и сказал… – Послышался ворчащий голос, а за ним – звук отпирающегося замка.

            Его втянули в овальное помещение с высоким потолком, где стены были завешены одеялами и битыми молью коврами. Широкая площадь была густо заставлена разнообразными охотничьими трофеями, шкурами животных, рогами и черепами, которые создавали особый, неуместный для метро колорит.

            У дальней стены, на возвышающемся на трёх ступенях, высоком самодельном троне восседал вороватого вида мужчина с огромными, растущими прямо из черепа, чудовищными рогами. Ступени, как и сам трон, были до безобразия нелепо облеплены жуткими клыками и зубами невиданных тварей.

            Изнутри помещение больше напоминало собой шатёр какого-нибудь монгольского полководца. Взгляд героя тут же зацепился за прикованного за заднюю лапу Мишу. На боку у Миши алело широкое кровавое пятно, питомец выглядел не лучшим образом. Цепи надёжно сковывали медвежонка, а пудовый, шипованный металлический ошейник всякий раз мешал даже повернуть ему голову. Завидев хозяина, питомец заметался, но цепи надёжно сковывали его движения.

            Косматый, поросший густой чёрной шерстью мужик некоторое время восседал на троне, задумчиво подперев кулаком щеку. Давид ждал развития событий.

            Похожий на вышедшего из глубин ада Вельзевула незнакомец, которого, по-видимому, здесь называли Коганом, поднялся на ноги и приветливо развёл руки в стороны. Давид с неудовольствием отметил огромный рост незнакомца и ширину плеч. Несмотря на звероподобную фигуру, в самой его стати даже сквозь грязное мешкообразное тряпьё угадывались перекатывающиеся горы мускулов. Герой мог бы поклясться, что этот человек был воином. И довольно нехилым, если судить по тому, как самоуверенно держится.



Александр Мироненко

Отредактировано: 16.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться