Мир, который мы разрушим. Книга 2. Проект Абигор

Размер шрифта: - +

Глава 11

Глава 11

 

            Спустя пару часов, дождавшись, когда все обитатели подземелья, кроме немногочисленной охраны, улягутся спать, Давид построил перед собой своё обшарпанное войско. Слух, прокатившийся по камере, собрал по меньшей мере, с десяток бродяг. Не все из них были военными людьми. Некоторые забрели в здешние места по случайности, но все выказали желание противостоять врагу. Из оружия имелись две заточки, неизвестно каким образом и из чего слепленных в этих условиях.

            После короткого инструктажа, в котором герой призвал вести себя, как можно тише, а по возможности, вообще молча, он подошёл к входной двери. Выждав немного, он вставил свой изогнутый коготь указательного пальца в замочную скважину и с силой провернул. Из скважины послышался жалкий скрип и хруст. Провернув «отмычку» ещё немного, он услышал, как лопается сердцевина и щёлкает чугунный язычок.

            Стараясь поменьше шуметь, он приоткрыл безбожно скрипящую дверь и, приказав остальным ждать его команды, нырнул в тускло освещённый коридор. На стуле около двери, под одиноко сгорающим факелом вовсю храпел один из стражей. Второго не было видно за строем стоящих на полу пустых бутылок – страж, подперев кулаком щеку, жутко перекосив рожу, ронял слюни на разбросанные камни домино.

            Рядом, подпирая стену, стояли две охотничьи винтовки. Коридор был пуст. Воспользовавшись моментом, Давид подобрал оружие и передал его вглубь камеры, где его тут же приняли. Боковым зрением он увидел, как дрогнули веки у сидящего рядом тюремщика. Чёрт медленно поднял голову с цевья винтовки и с удивлением уставился на героя.

            Подскочив к неприятелю, Давид перехватил ствол оружия и изо всех сил вмазал кулаком по подбородку. Голова несчастного резко дёрнулась и, громко хрустнув позвонками, повисла в неестественной позе. Не дожидаясь, пока уже мертвое тело упадёт на пол и забьётся в предсмертных конвульсиях, Давид подскочил ко второму стражу. Второй мирно спал, не ожидая ничего худого, герой прикончил его просто и жёстко… задушил коленом.

            Из темноты камеры показались две головы, и болезненно щурясь от света факела, уставились на героя. Затем люди рассредоточились по длинному коридору, накрывая своими порванными тельняшками ещё горящие факелы. Вскоре в коридоре воцарилась полная и непроглядная тьма.

            – Что дальше? – Прошептал на ухо, приковылявший Демид.

            Давид шумно втянул воздух и ответил:

            – Прямо по коридору двадцать метров и направо. У них там что-то вроде казармы, не больше двадцати чертей спят. Напротив – небольшая караулка с дневальным, его я беру на себя. Что с оружием?!

            – Ребята скрутили с винтовок штык-ножи. Четверо с огнестрельным оружием. – Отчитался Демид, протягивая герою странного вида штык-нож.

            – Это что? – Поинтересовался Давид, указывая на небольшую кнопку на ручке.

            – На крайний случай. – Пожал плечами Демид. – Знаешь, как пользоваться?

            – Знаю, – коротко бросил герой.

            Нож разведчика он встречал не раз. Правда, в рабочем состоянии ему видеть не приходилось. Оглядев своё оперившееся воинство, он издал указ:

            – Все, кто с ножами – за мной. С ружьями пойдёте следом, будете прикрывать нам спины. В открытый бой не вступать до последнего! Работаем, как можно тише. Чем больше шкоды натворим, тем лучше.

            Он, как всегда, пошёл впереди всех – чувствовал всё вокруг, даже немного угадывал то, что должно будет вот-вот случиться. В темноте видел ясно. При желании даже мог различить, что происходило за толстыми кирпичными стенами. А эти олени, хоть и были первоклассными разведчиками из доблестного казачьего воинства, но, всё равно, в темноте видеть не могли. Повсеместно спотыкались и бились чугунными лбами о стены.

            «Слава Богу, что эти олухи спят без задних ног», – раздосадовано подумал герой.

            В нос ударил смрад немытых тел и крепкий, спёртый запах мужского пота. Сквозь тьму и толщу стен он ясно увидел лежащих без движения, прямо на расстеленных матрасах, грязных, потрёпанных мужиков.

            Сразу напротив, на табуретке сидел недремлющий дневальный. В его коленях стоял ствол автомата, а сам он был занят резьбой по прикладу. Приказав жестом ожидать, герой прокрался вперёд. На секунду замер – дневальный явно почувствовал что-то неладное и возбуждённо поднял голову. Громко щёлкнул затвор, и Давид кинулся на опережение, стараясь перехватить оружие за цевьё.



Александр Мироненко

Отредактировано: 16.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться