Мир, который мы разрушим. Книга 2. Проект Абигор

Размер шрифта: - +

Глава 12

Глава 12

            Как бы ему не хотелось оставаться в тепле, как бы ни лень было выходить на мороз, но он всё-таки пересилил себя и ступил на долгий, нескончаемый путь. В вагончике он оставил кучу дров и парочку консервов. Дань уважения этому, скрытому ото всех зол внешнего мира месту.

            Ветер и метель успокоились. Всё вокруг было покрыто толстым слоем снега. Кроны деревьев украсили приятные глазу сугробы. А всюду, куда ни глянь, простилалась эта слепящая глаза белизна.

            Ступать было тяжело и вместе с тем приятно. Снега намело прилично, почти по развилку, и он приятно хрустел под ногами. Миша в момент стал похожим на огромный снежный ком. Да и сам Давид выглядел не лучше. Таня всё также молчаливо тащилась позади, сжимая под мышкой замотанную в тряпьё икону.

            Посаженые по бокам тополя вскоре кончились, дальше их путь пролегал по ровной, как стол, степи. Здесь и ветер дул намного злей, выхолаживая всё тепло из-под одежды, и снега намело в разы больше. С трудом пробираясь через сугробы герой вконец обмяк и приуныл. Выудив из-за пазухи свёрнутую потасканную карту, он в который раз сверился с неказистым рисунком.

            Согласно карте, им остаётся, по меньшей мере, два дня пути до Засядько, а такими темпами – все три. Зато, если взять немного вправо и отклониться от путей, то можно будет срезать добрых десять километров. Правда, путь будет лежать через развалины какого-то хутора, вон он красуется вдалеке. К тому же, необходимо будет перейти через речку, а из мостов имеется только железнодорожный, но если заночевать на хуторе, то можно будет надеется, что речку затянет льдом. Если, конечно, мороз не спадёт.

            Вздохнув, герой отправился дальше. Ветер всё усиливался. Теперь парню приходилось прилагать большие усилия, чтобы не свалиться с крутой насыпи слева. Таня, та и вовсе давно уже жалась к медвежонку. Её, буквально, шатало от ветра.

            Миша всё также невозмутимо трусил следом. Длинный, густой мех и подшёрсток давали ему прекрасную защиту от ветра и мороза. Громко стуча зубами от холода, герой погрёб напролом через поле в сторону виднеющегося вдалеке хутора. Девушка старалась ступать за ним след в след, и на удивление не ныла от жалости к себе.

            Слева на горизонте показались несколько звериных силуэтов. Волки, почуяв человека, хотели было ринуться в атаку, но тут же, будто передумав, ринулись наутёк. Герой услышал недовольное ворчание Миши. Давид ещё давно заметил нездоровую ненависть питомца ко всем собачьим.

            Спустя час изнурительного пути, преодолев все препятствия, через покрытое сугробами поле, они, наконец-таки, достигли заветного хутора. Несколько десятков хат тянулись вдоль некогда широкой улицы. От домов мало что осталось. Здесь повсюду чувствовались тоска и запустение. Следов бомбёжек здесь не было. Холодный, пронизывающий ветер давно уже повалил заборы и ограждения. Стены домов от времени покосились и обсыпались, некоторые и вовсе рухнули.

            У героя начало складываться такое впечатление, что этот хутор люди забросили задолго до войны. Среди маленьких одноэтажных хаток, будто бельмо на глазу, выделялось длинное двухэтажное здание, стоящее прямо в центре хутора. Здание было огорожено невысоким тыном, а внутри виделась сильно запущенная, занесённая снегом детская площадка.

            На металлических, поржавевших качелях на ветру громко и жалобно гремели оборванные цепи. Причудливая мозаика с изображением каких-то сказочных зверушек давно обсыпалась, придавая этому месту ещё больше трагичности. Окна были надёжно заколочены досками. На верхнем этаже виднелись два уцелевших окна, обклеенных клейкой лентой и завешанных грязными занавесками.

            – Передохнём немного, и снова в путь. – Бросил он через плечо, подымаясь по крыльцу.

            Дверной проём перегораживали широкие доски. Подойдя поближе, герой смог прочитать сохранившуюся до этого времени надпись на прибитой к стене табличке. «Детское дошкольное учебное учреждение Золотой Петушок», гласила она.

            – Я туда не пойду! – Раздался испуганный голос за спиной.

            Давид обернулся. Девушка выглядела до смерти напуганной. Стоящий рядом Миша тоже показывал своё недовольство.

            – В чём дело?! – Раздражённо спросил герой.

            – Дрековацы. – Трясясь, как лист по ветру, прошептала Таня.



Александр Мироненко

Отредактировано: 16.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться