Мир, о котором мы мечтали

Размер шрифта: - +

Глава 3

     Открыв резко глаза, мне показалось, что мое тело не принадлежит мне. Воздух дышится иначе, ваша речь звучит иначе, да само миропонимание выглядит совершенно другим. Я нахожусь в ступоре и, стараясь понять, что же всё-таки происходят и кто я на самом деле такая.

     Сидя в кресле, чувствуя, как мои глаза страшно зудят после долгого пребывания во сне, я не могла их почесать. Никак. Просто сидя на своём месте, мне не казалось, что если я подниму руку, то смогу почувствовать, что это моя рука или же что таким способом я смогу избавиться от зуда.

     Просто ступор. Просто потупленный и сверлящий взгляд в одну точку шаттла, который был погружён во тьму. Лишь слабый белый свет переливался под сиденьями.

     Поборов наконец-то в себе это ощущение, хоть и не до конца, я с непомерным усилием повернула голову в бок. Все продолжали сидеть с закрытыми глазами, лишь изредка пара людей внезапно дергалась, видимо, из-за дурного сна. Судя по всему, я проснулась первая.

     Сильная боль пронзила мою спину от поясницы, до самого затылка, вызвав приглушённый стон. Руки я все также не могла поднять, да что там поднять, пальцы казались вовсе не мои. Каждая косточка принадлежала другому человеку.

     Повторяя себе, что нужно постоянно дышать, я начала медленно поднимать указательный палец, утверждая у себя в голове, что это делаю именно я. Сработало. Наконец-то мерзкое ощущение стало отступать, а мне потихоньку приходить сознание, что тело мое.

     Избавившись от зуда, я облегченно вздохнула. Окончательно придя в себя, сделала попытку отстегнуть ремень, на что по пальцам ударил ток, издав характерное жужжание, так что мне пришлось отдернуть руку.

     Перед глазами, на спинке сиденья соседа, загорелась надпись «Расстегивать ремень запрещено! По шаттлу перемещаться запрещено! Время до прибытия: 2 часа».

     Два часа... Анабиоз творит чудесные вещи. Если бы не он, то сходили бы с ума от осознания того, насколько далеко улетели от Земли, и как долго еще лететь до самого Марса. Наверное, капитаны корабля и технический персонал будет проходить у психолога терапию.

     Понимая то, что делать мне попросту все это время делать нечего, принялась рассматривать пассажиров вокруг. Этого система, к счастью, не запрещала делать. Юля с Пашей, как и все, продолжали находиться в анабиозе. Фиолетовые, зеленые, серые, оранжевые цвета. Немного в памяти стали появляться отрывки нашего разговора. Продолжая озираться по сторонам, я успела посчитать количество всех цветов, находящихся в моем пассажирском отсеке, все равно делать было нечего.

     Я воображаю себе, как буду работать на благо купола, на благо колонии, у нас появиться своя страна, свои законы, мы будем освобождены от убийств, ограблений, запрещенных веществ и прочее, прочее, прочее. Забавно было бы, если у нас и вовсе законов не будет. Свободное общество, которое не контролируется государством, а только собственным сознанием. Утопия, но как же это прекрасно.

     Только мне стало становиться более-менее весело и не так скучно, как на весь шаттл разразилась сирена. Я понимала, что это не некий будильник , а именно сигнал об опасности либо для нас, либо...

     Салон шаттла полностью озарил красный свет лампочки, а иллюминаторы тут же закрылись. Перевалившись через Юлю с Пашей, но продолжая сидеть на своём месте, я попыталась поднять шторку, но безуспешно. Ударив, как следует по ремню, получила неплохой разряд тока.

     - Да что же это такое, - произнесла я, тряся рукой, чтобы снять неприятное ощущение.

     Сердце бешено стучало, я понимала, что возможно это конец. Конец моей жизни, будет подведена черта, после которой ничего нет. А мое имя попадёт в учебники по истории как «Неудачная колонизация на Марсе. Погибшие:...». И там будет мое имя. От этих мыслей меня бросило в холодный пот. Покачав головой, я ненадолго отогнала их.

     Точнее, думать было не до этого. В отсек вошли двое мужчин, на которых не был надет комбинезон. Я тут же прикрыла глаза, притворившись спящей и пытаясь прислушаться к их разговору.

     - Твою мать, и как это произошло?! - Тот, что был постарше, взял за воротник своего собеседника. - Ты хоть понимаешь, сколько это людей?!

     - Я немедленно требую Вас отпустить меня и не прикасаться ко мне, - низкий баритон раздался по салону, заставив мое сердце немного екнуть. - В случившемся виноват не я, если бы было в моих силах, то я сделал бы все возможное но...

     - «Бы, бы, бы..». Не заливай мне про это, парень, - он отпустил его ворот и очень громко вздохнул, ударив по мягкой обивке шаттла. - Чтобы ты знал, их смерть, на твоих руках. Ты виноват, что не предупредил экипаж. Теперь, - он истерически усмехнулся, начав тыкать ему в грудь. - Теперь нам предстоит организовывать колонизацию с тем, что имеем, а имеем мы мало. Это все на твоей совести!

     Он ушёл, громко стуча ботинками по полу. Оставшийся в одиночестве парень, плюнул на пол и знатно выругался. На табло высветилось время до конца полета, час. На протяжении этого часа я сидела и осознавала то, что на том шаттле могли быть мы. Что тех двухсот людей больше нет. Что процесс колонизации Марса уже начался не так, как был запланирован.



Анастасия Дятлова

Отредактировано: 05.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться