Мир, о котором мы мечтали

Размер шрифта: - +

Глава 26

 

                Наверное, каждый адекватный и уважающий себя человек ответит на вопрос об отношении к насилию, что не признает его ни в каком духе. Его воротит при виде того, как людям плохо, когда ломаются кости, когда идет кровь или когда кто-то ворочается в агонии, моля о желанной смерти. Кошмар, конечно, никто не спорит. Но что делать, когда насилие приносит тебе удовольствие?

                Я смотрю за тем, как Глеб, уже изрядно уставший, продолжает избивать Илью, не давая ему спокойно вздохнуть. В комнате пахло кровью, причем так сильно, что буквально кружилась голова. Глеб то и дело проверял, дышит ли его боксерская груша, как только слышал слабое сопение, означающее, что Илья еще в силах сделать вдох и выдох, то он снова наносил удар. Белый комбинезон, который был сейчас на Илье, полностью окрасился в красный. Я поджимаю губы, борясь с желанием прекратить все это.

              - Хватит, Глеб, - неожиданно для самой себя, слова сами вырываются наружу. – Ты уже достаточно выместил на нем злость, нам нужно уходить.

               - Нет, Лиза, ты не понимаешь, - Глеб снова схватил Илью за ворот комбинезона и ударил его в глаз. – Он – пособник убийцы, его руки в крови. ОН убил моего друга, ОН пытался тебя изнасиловать!

              - Знаешь, в чем мое отличие от тебя? – Илья произнес это так тихо и приглушенно, что я едва его слышу. Его рот полон крови, которая начала выливаться после того, как он улыбнулся. – Я их убивал и ничего не чувствовал, а ты… а ты будешь мучиться до конца своих дней, вспоминая меня и то, как ты меня убил.
              - Заткнись, мразь, - Глеб отпустил хохочущего Илью, тот с шумом ударился о стену, но продолжался смеяться. – Я и глазом не моргну, убив тебя.
              - Какой же ты смешной, правда. Неужели ты думаешь, что меня как-то волнует собственная смерть? Да, ты убьешь меня, но потом появится Игорь и будет мучать тебя до такой степени, что ты сам возжелаешь смерти.

              Глеб бьет ногой Илью сперва по животу, затем снова по голове. В помещении нависла гробовая тишина и лишь томное, и тяжелое дыхание Глеба наполняло комнату. Он оборачивается ко мне, вытирая с лица кровь и пот. Я показываю ему датчик, который необходимо установить, напоминаю ему о том, что и сам он не здоров, что нужно скорее уходить.

             - Не оставим же мы его здесь, этот урод до сих пор живой. Даже не представляю, что нужно сделать, чтобы он сдох.

             - Ты слишком много сил потратил на него, оставь его. Освободиться он не сможет, так и останется тут.

              Не сказать, что мне прям принесло удовольствие то, как Глеб избивал Илью. Что-то человечное внутри мне вызывало рвотные позывы и заставляло отворачиваться каждый раз, когда раздавался звук удара и брызг крови на пол. Меня больше волновало то, что мы потеряли очень много времени, когда уже могли бы находиться в трансляторной и отправить информацию о произошедшем. Однако ярость поглотила Глеба.

               - Я себя чувствую вполне прекрасно.
               - Странно слышать это от человека, которого совсем недавно неплохо так ударило током.
                - Все еще дышу, значит, ничего серьезного.

               Говорить с Глебом, когда он в разгорячённом состоянии – все равно, что биться головой об стену. Мотает нервы, забирает силы, а результата никакого. Я решаю просто молчать и ничего  ему не отвечать. Мы даже дошли до трансляторной, не озираясь и не выглядывая из каждого угла. Забыли об осторожности и о том, что Игорь может сейчас легко напасть на нас. Хотя, ему вряд ли это сейчас нужно. Скорее всего, он ждет Илью с передатчиком, рассчитывая на то, что он справится. А может, он уже находится в трансляторной и ожидает Илью, но увидит нас?

               Уже подходя к помещению, я притормаживаю Глеба. Он одобрительно кивает, выглядывая из-за стенки. Тщательно и осмотрительно парень оглядывает помещение, а затем, удостоверившись, что никого нет, машет рукой. Когда мы заходим внутрь, Глеб с шумом облокачивается о стол.
               - Сядь, ты еле на ногах стоишь.

               - Ага, а если сейчас ворвется этот маньяк, застигнув нас врасплох? Нет, я уж лучше приготовлюсь к этой встрече.
              - Единственная встреча, о которой ты сейчас можешь думать, так это передача сигнала на Землю, - Глеб ошарашенно обернулся на меня. – Да, ты думаешь, это я буду делать? Какой-то неизвестный астронавт должен об этом оповестить или же опытный политик?

               - Посмотри на меня, посмотри, как я выгляжу. Я едва смогу нескольких слов связать, все, о чем я сейчас думаю – как убить Игоря. Говорить будешь ты, и точка.



Анастасия Дятлова

Отредактировано: 05.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться