Мир твоих кошмаров (пантеон-1)

Размер шрифта: - +

Мир твоих кошмаров ч.6

И как-то все сложилось один к одному: холодец, только начавшая черстветь сердцевина хлебного дерева, сохранившийся лимит на самогон. Для Земли, конечно, скудновато, а по меркам Пантеона – пир горой. Особенно учитывая изобилие фруктов и овощей, некоторые из которых по вкусу легко заменяли огурцы с помидорами.

Выпили, заговорили. Фролов задал давно интересовавший его вопрос, который по трезвости не решался затрагивать. Но под самогон- то можно.

- Скажи, Доминик, ты ведь давно в Херсоне. Почему не женишься?

Француз, царапая ногтем стол, посмотрел на Валерия:

- Я хотел. Когда впервые познакомился здесь с девушкой. Ты же знаешь, на Пантеоне вопросы брака принято решать быстро. Вот и мы с ней встречались около недели, сейчас уже точно не помню сколько. Но не как на Земле, когда я за своей женой ухаживал два года. Через неделю договорились о свадьбе, даже в администрацию сообщили. А дальше… Понимаешь, я тогда еще был здесь новичком, проходил обкатку с охотниками. А моя невеста собирала корень. И буквально за пару дней до свадьбы ее унесла саблезубая тварь. Не знаю, может, если бы я был рядом с ней, то сумел бы заметить крадущегося людоеда и убить его. Но чего гадать, как вышло, так вышло, - чувствовалось, что Леклер давно перегорел и говорил спокойно, почти без эмоций. - Когда ушла боль утраты, я решил найти себе женщину среди тех, кто работает в городе. Но мне не повезло. Одни были заняты, а другие… Глупо жениться ради женитьбы и до конца своих дней находиться рядом с нелюбимым человеком. Наша жизнь здесь слишком коротка, нет времени исправлять подобные ошибки.

- И поэтому ты теперь меняешь женщин, как перчатки?

- Насчет перчаток ты погорячился, после того случая у меня было всего четыре любовницы. И, заметь, три предыдущие сами бросали меня, когда понимали, что в наших отношениях я ничего менять не собираюсь. Между прочим, одна из них тоже погибла, то есть я бы уже стал вдовцом. И я сам не хочу оставлять женщину вдовой, я же не вечный, в любой момент могу умереть. Ты хотя бы вспомни мою рану. Возьми монстр чуть левее, и мы бы не сидели за этим столом.

- К тому же ты сейчас неплохо устроился. Пользуешься моей добротой, через день отправляешь гулять по городу, - после очередной дозы заметил Фролов.

- Валера, ты же знаешь, если у тебя появится женщина, я тоже буду уходить из дома, когда скажешь.

- Ну да, ходьба очень полезна для здоровья, - усмехнулся Фролов. – Хотя мы ежедневно на своих двоих наматываем больше десяти километров. Жаль, что в Херсоне нет библиотеки, тогда бы я каждый вечер уходил из дома.

- Люди ежедневно выпрашивают у раздаточного стола хоть какую-нибудь книжку. И всякий раз безрезультатно.

- Не скажи, - возразил Фролов. – Букварь он выдавал. Целых три раза.

- Манера у него такая такая. Любит поиздеваться над нами.

- В этом суть Пантеона. Ведь, по большому счету, Райский остров – тоже издевательство. Цель, достижимая лишь для единиц, тогда, как подавляющее большинство людей гибнет на этой проклятой планете. Выпьем за всех ушедших… не чокаясь.

На этом посиделки закончились. Хотя на свежем воздухе похмелье ощущалась меньше, чем в загазованном городе, запредельный риск заставлял человека соблюдать меру. Неровен час, на следующий день повстречаешь кошмара, и выстрел, сделанный дрожащей рукой, окажется твоим смертным приговором…

По дороге в лес один из бойцов, Слава Матушкин, затронул одну из самых обсуждаемых местных тем:

- Правду говорят, будто за рекой живут инопланетяне?

- Кто его знает? Вроде бы видели, как на том берегу кто-то шастает, но толком не разобрали. То ли местные, то ли инопланетяне? От создателей Пантеона всего можно ожидать. Если они до Земли шутя дотянулись, что им мешает переместить сюда жителей других планет? Мы же даже приблизительно не знаем размеров Пантеона. Вдруг здесь кроме нашей еще сотня таких резерваций?

- Можно сплавать на тот берег, разведать, - предложил Фролов.

- Можно, - согласился Кузьма. – Но не нужно.

- Это почему? – спросил любопытный Матушкин.

- Потому, что и без этого хватает геморроя на наши бедные головы. Мы вкалываем, как заведенные, обеспечивая свое выживание и добывая корень. А тут придется отвлекать людей для постройки лодки. Даже не лодки, а нормального речного суда, которое крокодил не сумеет разнести в щепки. И для чего заморачиваться? Вот будь на том берегу что-то жизненно для нас важное, тогда бы еще имело смысл. А ради того, чтобы выяснить, есть ли на том берегу инопланетяне… - Кузьма, не договорив, махнул рукой.

- Но ведь строят в Кладбищенске корабль. Почему бы не сплавать на нем за реку? – не отставал чересчур любознательный Матушкин.

- Потому, что кладбищенские – дегенераты! – резко ответил Кузьма. – Раскатали губу, мечтают наладить регулярное плавание по маршруту Кладбищенск – Райский остров. Ага, хотят всем кагалом перебраться в обетованные земли. Использовать свою драгоценную игрушку ради речного плавания они в жизни не согласятся. Предпочитают, чтобы их корабль спрут утопил или акула раздолбала.

- Почему обязательно раздолбала? – спросил кто-то из бойцов.

- А ты сам как думаешь? Пантеон предлагает нам единственный способ попасть на Райский остров. И жалкие потуги угнездиться там окольными путями заранее обречены. Да что говорить, скоро мы в этом наглядно убедимся.

- Ты имеешь в виду нашего чудика – дельтапланериста?

- Его самого. Сто пудов, ждет бедолагу самое большое в жизни разочарование. И хорошо, если дельтаплан просто не взлетит. А если он развалится в воздухе или над морем резко сменится ветер? Ай, да чего говорить… - Кузьма снова махнул рукой.

Остаток пути проделали в молчании. Фролов переваривал услышанное. Раньше он думал, что человеческий разум способен одолеть любые препятствия. И море казалось не самым трудным из них. Ну да, плавают в нем твари, жаждущие человечины. Но и их, если постараться, можно как-то обойти. Фатализм Кузьмы заставил его призадуматься. Если такой многоопытный человек уверен в невозможности бороться с творцами Пантеона, скорее всего так оно и есть.



Акким Драников

Отредактировано: 01.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться