Мир, в котором меня не было

Размер шрифта: - +

Глава 7

 

 

Вязание магических нитей  забавляло ровно до того момента, как преподаватель подошел к моей парте и ткнув пальцем в узелок, сказал:

- Хлипко, неуклюже и бездарно. Распускай и по новой.

Мэр Иншер взмахнул рукой и узор, который я целый час вырисовывала в воздухе светящимися нитями, рассыпался мелкой пылью. Кто-то среди студентов хихикнул. Я зыркнула взглядом в ту сторону, чтобы запомнить нового неприятеля.  Мэтр помахал ладонью перед моим носом, разгоняя остатки волшбы и отправился дальше по аудитории, проверять выполнение заданий.

Я немного поворчала, но возвращаться к расчетам не стала. Сотворить что-то приличное за оставшиеся тридцать минут, я не успевала. По раздающимся возмущениям, определила, что еще трое студентов лишились возможности получить плюсик. Мэтр Иншер предпочитал оценивать адептов на каждом занятии, начиная с первого, о чем он нам и заявил в самом начале. Сначала шла полуторачасовая лекция, потом практическое занятия, в качестве закрепления прослушанного. Именно так велись занятия по плетению и выстраиванию базовых заклинаний.

Первый день учебы откровенно не радовал.

До мэтра Иншера с нами возилась мэтресса Юдата. В расписании ее занятия стояли первыми каждый день. Она учила устанавливать связь со своей Стихией и пополнять внутренний резерв. Что-то вроде утренней зарядки, чтобы подготовить студентов к дальнейшим практическим предметам.

Нас попросили закрыть глаза и вспомнить те первые чувства, что возникали при виде огня. Первый случай столкновения с огненной магией. Взаимодействие с ней. Самое яркое событие, что связывало с родной Стихией.

Мэтресса назвала несколько студентов и попросил их рассказать о своих самых сильных впечатлениях. Одним из отвечающих оказалась Деллианна.

- Я разозлилась, - сказала она. - Засмотрелась на птиц за окном и опрокинула чашку. Горячий шоколад разлился по скатерти и попал на мою новую юбку. Я собиралась надеть ее следующим днем на именины. Я смотрела на растекающееся пятно и меня переполняла ненависть. Так странно. - Девушка помолчала. - Обычно я не такая раздражительная. Но неожиданно в камине вспыхнул огонь. Летом мы его не топим и без того жарко. В нем не было ни углей, ни дров. А огонь загорелся.

Мэтресса прервала Делианну. Последовало краткое пояснение произошедшего. То чувство, что впервые послужило пробуждению магии, на начальном этапе обучения, следует использовать в качестве катализатора для призвания силы. После этих слов, женщина  выслушала еще нескольких адептов, и настала моя очередь.

- Страх. - Я не колебалась с выбором эмоции. По легенде, Эвелин активировала свои силы в лесу, когда ее поймали с другими подозреваемыми в заговоре. Если обратиться к моим личным отношениям с Огнем - та же история. Вечный страх перед очень болезненной смертью. - И немного паники.

Мэтресса поджала губы.

- Боязнь собственной Стихии? Такое случается со слабыми личностями. Тренируй характер и скоро это пройдет.

Я хотела возмутиться подобному к себе отношению, но вовремя вспомнила, что в этой жизни я не посланник Света, мне семнадцать и вообще, я угнетена своей жизнью. Так что плевать. 

Не услышав возражений, Мэтресса Юдата объявила первую часть лекции законченной и дала задание. Практикуем общение со Стихией. Налаживаем контакт.  

Если первые сорок пять минут я честно пыталась договориться с пламенем свечи, то следующие спала под видом медиации. Огонь со мной не разговаривал, что совсем не удивительно. Если ты не избранный им маг, то ничего не услышишь. Бесполезно. С дверью проще договориться, чем с Огненной Стихией. Я даже не знала, как в теории вести подобные диалоги. Пришлось подсматривать за остальными адептами. Вскоре появились подозрения, что половина из них пользовались моей же методикой. То есть, втихаря дрыхла.

Адептов Огня на первом курсе я насчитала сорок три человека. Позже нас обещали разделить на четыре группы, в зависимости от силы дара и эффективности обращения с ним: таланты, успевающие, норма и отстающие. Вместе со мной, на факультете Огня, оказались давешние знакомые, а по совместительству, соседки: Ал-Сона Ревье,  Деллианна Фольмуд и Араника Зелле.

Первой так и не удалось поменяться с кем-то комнатами, поэтому утро было испорчено с самого пробуждения. В будуаре, где находился не только гардероб но и умывальня, Ал-Сона с Деллианной застряли на целый час. И если первые полчаса я пыталась продрать глаза и заставить себя подняться, то остальное время, буравила дверь взглядом. Я сразу понимала, что никакой дружбы между нами не светит, но неужели нельзя остановиться на нейтралитете?

Араника - та девица, что встретилась мне перед поступлением, пару минут покружилась у будуара, постучала, подождала ровно пять секунд и подхватив плащ, оправилась искать понимания у соседок. Бедняжка, когда она впервые ступила в нашу комнату, я думала ее разобьет припадок. Она краснела, бледнела, дергано улыбалась и пыталась делать вид, что ничего не происходит.

Араника, выслеживающая самых перспективных абитуриентов, выпросила (взяткой) у комендантши кровать в одной комнате с наследницей рода Фольмуд и будущей невестой какого-то многообещающего данара, Ал-Соной Ревье. И никто не стал ее отговаривать. Комендантша задрала цену повыше и с чистой совестью вручила  ключ, от которого шарахались все остальные кандидаты. Слухи по Иксми разлетались быстро. Не прошло и дня, как все знали, что в этой комнате живет дочь диссидента, отступника и предателя.



Китра-Л

Отредактировано: 15.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться