Мир в моих руках

История 15

Я осторожно коснулась его плеча. Вздрогнув, хранитель обернулся. Наши взгляды встретились. И я провалилась… в его боль…

 

Жара была страшная. Юноша морщился, сидя в карете, тоскливо обмахивался веером. Да периодически выглядывал в окно, ругался и орал на старого кучера, чтоб тот поторопился. Эх, забрать бы лошадь да махнуть бы до дома верхом, поскорее… и пусть мерзкий кучер как хочет, так и добирается до поместья… Да костюм промок от пота, провонял несмотря на яркие духи, за которые он, между прочим, солидную порцию золотых отдал: и теперь стыдно и на люди выйти, в промокшей от пота, провонявшей одежде. Да пряди золотистых волос от пота слиплись и, прощай модная причёска. Если длинные пряди ещё и спутаются…

- Да едь ты поскорее, скотина! – проорал парень, выглядывая из окна.

Но лошади, измученные долгой дорогой от столицы, почти не реагировали на понукания кучера и удары хлыста. А может, добрый старик бил их недостаточно хорошо, пожалев молодого красавца коня или старую кобылу с которой они лишь небо знает сколько лет обитали в старом особняке…

Лошади плелись медленно, редкие деревья у дороги, которые не создавали защиты ни от снега, ни от жары, проплывали мимо очень медленно…

Вдруг что-то вздрогнуло у молодого аристократа в душе, и, судорожно сжав обитое бархатом сиденье, он подался к окну, выглянул.

Медленно проплывали мимо молодые деревья вперемешку со старыми. Медленно проплывало лицо худого просто одетого паренька, кутающегося в старый плащ с меховой полосой в форме… змеи?.. Клык на шнурке свисал поверх плаща… Впрочем, юношу зацепило не это, а пристальный взгляд наглого нищеброда, смотревшего прямо ему в глаза долгим испытующим взором…

Даже когда карета проехала мимо него – и наглеца стало уже не видно – в душе у аристократа осталось неприятно ощущение этого свербящего испытующего и строгого взгляда, смотрящего прямо на него. На миг стало дурно, словно юноша стоял на краю обрыва и смотрел вниз… А в лицо ему ветер бросал ледяные водяные брызги, рвал одежду, трепал плащ и, казалось, норовил столкнуть его вниз… Поморщившись, юноша вновь высунулся в окно, наорал на кучера, взмокшего от пота, ещё резче и грубее. Лошади вывезли роскошно разукрашенную карету к реке, кучер направил их к мосту…

Вздохнув, аристократ устало выглянул в окно и застыл.

На дороге недалеко от моста стоял тот же самый нищеброд с мехом на плаще… Он пристально смотрел… прямо в глаза владельцу кареты… парень хмурился и, казалось, был крайне недоволен. Аристократ пожалел, что он сейчас не верхом, а то бы вытянул хлыстом по этой дерзкой физиономии. В этот миг простолюдин вдруг гордо вскинул голову и улыбнулся… победной улыбкой…

Аристократ снова высунулся в окно, обернулся. Отъезжающий нищий продолжал неотрывно и строго смотреть на него… как он взялся тут? Он бы не успел добежать отсюда и до реки! Но два похожих нищеброда с одинаковым взглядом в разных частях дороги… от жары, что ли бредит?

И юноша наорал на кучера в очередной раз. Пообещал, что если лошади не ускорятся, он его до смерти запорет.

- Лошади устали, мой господин, - грустно отозвался кучер, - Хлестай их или не хлестай, они всё равно не пойдут быстрей.

- Перечишь мне, гадёныш?! Да я с тебя кожу велю содрать! Чтоб тебя запороли до кровавой одежды поверх твоего поганого высохшего тела! И с лошадей велю кожу содрать!

- О, Небеса, когда уже заберёте меня от них? – отчаянно прошептал кучер.

Увы, обладавший музыкальным слухом хозяин его расслышал. И разразился новым потоком брани, угроз и проклятий…

Казалось, кусок обрыва соскользнул и осыпался. И нога, только что стоявшая на нём, попала вниз… в бушующую бездну…

Карета подъезжала к мосту. Почему-то аристократ вновь посмотрел в окно.

У моста стоял… тот же самый парень… он судорожно сжимал клык на шнурке… А тёмные глаза его полыхали от гнева…

«Да как он смеет так смотреть на меня, этот проклятый нищий?! Раскроить бы его мечом – от плеча и до пояса, а стражникам сказать, что оборонялся от напавшего на меня с ножом воришки… а нож его… скажу, что успел вырвать и выкинуть в реку… Не дело позволять оборванцам хамить людям благородным!»

На миг ему примерещилось, что дерзкий нищий стоит прямо в карете, неподвижно, и смотрит на него сверху вниз. И на губах его появилась паскудная улыбка…

А потом виденье пропало. Возмущённый и потрясённый дерзостью нищего аристократ взялся было за ручку двери, собираясь скомандовать кучеру, чтоб тот остановил карету – надо было избить этого хама, до полусмерти, чтоб неповадно было так смотреть… вдруг доски нового места затрещали… нервно заржали лошади… испуганно вскрикнул старый кучер среди нарастающего треска…



Елена Свительская

Отредактировано: 02.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться