Мир в моих руках

История 23 - Инквизитор двух миров

Они сидели в старой трапезной, ели жареную баранину, а ещё пирог с какими-то местными корнеплодами и приправами. Тихое утро в чужом городе. Еда в общем-то вкусная, свежая, вон, даже пирог ещё тёплый, благоухает свежим запечённым текстом и варено-жаренной мясной начинкой. Единственное, что напрягало – странное состояние тела, вызвавшее потерю памяти. Белокрылый, с презрением косившийся на пробегающего по соседнему столу таракана, напрягал поменьше. Хотя, если уж не врать себе, тоже напрягал.

Хлопнула дверь. Кайер вздрогнул от лёгкого ощущения пощипывания Тьмой. Зажмурился, концентрируясь на наблюдении за вошедшими внутренним зрением и чутьём. Мгновение – и открыл глаза, нахмурился.

«Чернокрылые. Трое. Вот черти принесли!»

Управляющие тьмой остановились у порога. Наверняка косились на его соседа. Так как от того ощутимо разило Светом и, более того, к нему пристали густые сгустки Тьмы – от той изменённой силы, которой он недавно пытался убить человека.

Как назло, чернокрылые уселись за ближайший стол. Один, со шрамами на лице, вытащил из дорожной сумки собственную кружку – и поставил на стол, в аккурат на усатое насекомое. То противно чавкнуло, умирая. В воздухе над столом заклубилась чёрные хлопья. Кайер их видел, но умолчал. Удержался, чтобы не поморщиться: от смертельной боли раздавленного насекомого Равновесие на несколько мгновений исчезло, волна хаоса прокатилась по помещению. А у Кайера тело недавно изрядно пострадало, потому отозвалось на хаос в пространстве встрепенувшейся Тьмой внутри, вышедшей из гармонии с собственным светом.

«Хорошо хоть насекомое прихлопнули, - подумал он с досадой, - Если б искалечили или убили животное, мне пришлось бы тяжко. Или, хуже, если здесь начнётся мордобой»

Его спутник, головой больной, вскочил, гневно вытаращился на противников.

- Приспешники Тьмы?! И что ваши мерзкие морды принесло сюда поутру?!

Кайер развернулся, подпирая лицо ладонью. Он, конечно, сочувствовал этому юнцу, который явно не знал способов самоубиться попроще, но, впрочем, лезть в драку не хотел. Пока тело не оправится, лучше поменьше нарываться. Так восстановление закончится скорее.

- Гляди-ка, морда незнакомая, - сощурился один из вошедших.

А хозяин заведения и гости стали выползать из-за столов и осторожно пробираться к дверям и к окнам. И правильно. Вот у этих мужиков есть головы на плечах

- А потому, что я недавно получил дар Небес, - доложил светловолосый дубина.

- Не тебя ли белокрылые выперли? – осклабился чернокрылый хранитель, выглядевший отроком лет шестнадцати.

- Я сам ушёл, - Благ гордо скрестил руки на груди.

- Значит, и в правду его выкинули, - радостно добавил первый, самый общительный.

От его струи Тьмы белокрылый шустро уклонился. И от последующих десяти копий, сплетённых из Тьмы, сгущённой до состояния камня. Одиннадцатое полетело в обычного местного парня, бедного одетого и с дорожной пылью на одежде.

Время замерло. Копьё летело очень медленно. И остальные хранители застыли.

«Убьют ведь ненароком, - лениво подумал Кайер, спокойно смотря на чужое оружие и не видевшего его человека, - А, не моя беда»

Потом вдруг до него дошло, что смерть невинного всколыхнёт пространство – и волна Тьмы пройдёт от умирающего по всему помещению, всех заденет. А у него самого ещё тело толком от многочисленных повреждений не оправилось. И, хотя он лично к убийству будет не причастен, его всё равно накроет, как находившегося рядом. Ладно бы вмешался – тогда, может быть, успел бы получить благодарный взгляд обречённого – и частичку Света из его души, которая облегчит его восстановление после колыхания пространства. Но нет, он не планирует вмешаться, следовательно, его накроет. И, в его состоянии, это будет мощным ударом по ещё неоправившемуся телу.

И копьё, едва коснувшись спины бродяги, со звоном разлетелось тонкими осколками-пластинками, наткнувшись на невидимую преграду, появившуюся у тела человека. Вот только, основа этого щита была из зелёного мерцанья Четвёртой силы.

Обернулся на странный звук бродяга, увидел взгляды хранителей, устремлённые на него, и обломки непонятного вещества под ногами. Кажется, сообразил: вон какой ужас проявился в его глазах.

«Ладно, жить будет. Тьма от его ужаса меня не так сильно зацепит, как б зацепила Тьма, появившаяся из его боли» - с облегчением подумал Кайер.

И тут заметил, что один из чернокрылых этот предупреждённый удар заметил. Лицо паренька было растерянное.

- Посл…

Кайер вскочил – лавка с грохотом опрокинулась за его спиной – выставил вперёд ладони, прямо на невольного свидетеля. И с пальцев его сорвалось целое облако каменных ножей-лезвий. Вскинул руки, готовя щит или сшибающую струю Тьмы, его напарник, но не успел.

Чернокрылый, пронзённый в грудь и в голову каменными щепками, захрипел. И уже безвольным телом свалился на пол. Голова его при падении сильно ударилась об ножку лавки, кровь из содранной щеки потекла, но он этого уже не почувствовал.

Мигнула, погасая, одна из красных искр, из нескольких стай, собравшихся в темноте…



Елена Свительская

Отредактировано: 02.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться