Мир в моих руках

История 25

Открыла глаза и не сразу поняла, где я. Не сразу смогла отойти от обилия видений, обрушившихся на меня. Сердце билось быстро-быстро, никак не желая успокаиваться.

Тёплая рука ласково легла мне на лоб. Повернула голову. И увидела Блага, сидевшего на постели возле меня. Настоящий, живой…

Села и прижалась к нему, уткнулась в его грудь лицом. Он погладил меня по волосам. С его пальцев струился Свет: Старейшина белокрылых хранителей пытался меня успокоить. Впрочем, мне даже без применения исцеляющих и успокаивающих свойств его силы было хорошо рядом с ним. Просто было хорошо рядом с ним.

Потом отлепилась от него – он не удерживал меня – огляделась. Поняла, что сижу в его спальне, на его кровати. Вот, те же большие окна на стенах, много окон.

Заглянула Благу в глаза:

- Скажи, это сюда приходил Кайер, чтобы попрощаться с тобой? Ты ещё подумал, что это сон? И потому сказал, мол, ты рад, что он тебе приснился, а то бы вы не смогли так дружно поговорить наяву, поскольку он похитил Кэррис?

Бредово было спрашивать об этом, да ещё вот так, сходу.

Но Благ растерялся. Неужели, не примерещилось? И всё из того видения и вправду было?

Помедлив, Благ кивнул. Уточнил:

- Тебе сейчас это приснилось?

- Ага.

Голос, знакомый голос, звучал как будто бы рядом:

«Что-то я не понял. Он же её похитил и грозил убить? А вы дружно говорили. И при этом, ты нас с Тайаэллом просил напасть на него?! Может, объяснишься?»

Проворчала:

- Гаад, выходи! Где ты тут?! Хватит шептаться за моей спиной!

Зашуршало что-то неподалёку от нас, в комнате. Резко развернулась.

Из кресла за кроватью поднялся мой отец. Оказывается, он всё время был тут! Правда, не кинулся ко мне, когда я очнулась. Это как-то обидно. Ему что, наплевать на меня?

- Значит, ты подслушивала нас? И это твой голос мы слышали? – Старейшина чернокрылых нахмурился, - Почему ты постоянно суёшь свой нос в чужие дела, девочка?

- А почему ты постоянно что-то скрываешь от меня? – мрачно взглянула и на хозяина Белой земли, - И ты тоже! Это нечестно: скрывать от меня самое важное!

- Я ведь… Не я привёл Кирилла! То есть, Кайера.

- Странно, не думал, что новой Посланницей Небес будет ребёнок, - растерянно сказал Благ.

Мрачно дёрнула светловолосого за волосы – они у него были достаточно длинными для этого, да и рядом сидел, так что могла дотянуться.

- Ты мне лучше кое-что другое скажи, Благ!

- Что тебе, неуёмное дитя? – мгновение – и он сидит уже с другой стороны кровати, чтобы моя рука не могла дотянуться до его волос.

Встала на кровати, руки в бока упёрла и возопила:

- Ты пошто всем голову морочишь, Кьякью?!

- Э… что? – недоумённо моргнул белокрылый.

- Почему ты снова зовёшь его этим именем? – заинтересовался Гаад, подошёл к ам поближе.

Мрачно села, скрестила руки на груди.

- Ну, не Кьякью, так Киа! Так ведь его зовут?

- Его зовут Благ, - исправил меня отец.

Точнее, думал, будто сообщает мне истину. Но я правду и без них знаю! И, кстати, в отличие от папы, уж я-то знаю!

Благ выглядел недоумённым. Уу, враль! Ещё почище, чем я!

- Я тебя знаю, - сказала недовольно, - Ты – не Благ. Точнее, тебя сейчас зовут Благом, но в тебе живёт душа Киа, Стража Небес.

- Э… что?! – Гаад вцепился в спинку кровати – ноги его уже держали с трудом, _ Да не может он быть Стражем Небес! Страж бы не стал делать столько… столько дерьма!

- А ещё в тебе душа Кьякью, Творца этого мира, - продолжила я, мрачно смотря на Старейшину Белой земли.

- Ч… что?! Надя, что за бред ты несёшь?!

Папа был в таком шоке, что было жалко на него смотреть. И приятно. А то что он на меня ворчал?

Благ задумчиво смотрел на меня, впрочем, совсем недолго. Потом поднялся с кровати, отступил от неё на несколько шагов, так, чтобы быть видным и мне, и Гааду. Улыбнулся, проводя ладонью от макушки и до груди. Когда ладонь его соскользнула с лица, на нас уже смотрел другой человек. Точнее, на нас смотрел бог этого мира.

Кьякью было лет семнадцать на вид. Карие серьёзные глаза, тёмные, почти чёрные, вьющиеся волосы, собранные в «хвост» на затылке. Четыре тонких пряди были заплетены в косички: две уходили в «хвост», две просто свисали на грудь – и концы свисающих на грудь были перевязаны кожаными ремешками, на которых болтались мелкие клыки. Поверх его одежды, сшитой из неровных кусков шкур, был кожаный шнурок с большим клыком какого-то хищника. На верхней одежде, на подоле, тонкими кожаными шнурками был вышит свернувшийся змей. Кожаные штаны. Босые ноги. Впрочем, через миг на них появились сандалии вроде тех, которые я видела на ком-то из местных в одном из здешних городов. Ветер, залетевший в окно, встревожил его волосы и взметнул старый кожаный плащ – и я успела заметить, что на том сзади тоже был вышит змей.



Елена Свительская

Отредактировано: 02.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться