Мир в огне

Пламя третье. Пёстрые ленты

Империя, Большой Соляной тракт. Июнь, год 498 от сошествия Единого.

– Вы обещали, что отыщете их, – сине-серебряная фигура наполнила пустоту вокруг себя огненным негодованием. – Как только я закончу.

– Я помню. И не отказываюсь от своих слов, – второе, ослепительно-белое человекоподобное создание источало медовое свечение. – Но также должно понимать: мы обязаны учитывать их безопасность, поэтому не можем действовать открыто. Иначе рискуем, что первыми отыщут наши враги.

Сине-серебряного накрыло облако золотистых искр…

…Лейтис резко проснулась и села на кровати – ещё во власти странного сна, не понимая, где она, ошеломлённая стремительным переходом от ослепительного сияния «там» к полумраку комнаты в небольшой гостинице, где ночью из светильников только луна за окном. На полу зашевелился Ислуин, спавший на втором тюфяке. Лейтис всегда гадала, как наставник так быстро переходил ото сна к бодрствованию, даже если его будили внезапно. Зато сейчас это было весьма кстати. Поняв, что опасности нет, магистр отложил нож и спросил:

– Что случилось?

– Сон… опять то же видение. Точнее, другое, но очень похоже. Там опять была странная пустота и некто, сотканный из света и белого огня.

– Он что-то говорил? Что именно?

– М… что обещает кого-то найти. Только осторожно, так как иначе его опередят другие. Ерунда, мастер. Ну, приснилось…

– Ты ведь и сама в это не веришь, – усмехнулся Ислуин. – В прошлый раз, когда разговаривали медный и тот же белый, речь шла про Торфинс. А позавчера мы с тобой услышали, что там аресты, Сберегающие обнаружили крупную секту демонопоклонников, занимавшихся человеческими жертвоприношениями. Сегодня же – новый сон.

– Ну, сон, ну и что? – девушка зябко передёрнула плечами, хотя в комнате было жарко и душно, накинула поверх рубахи висевшую на спинке кровати куртку и принялась заплетать распущенные на ночь волосы в косу. – Я чувствую мысли одного из инквизиторов? С чего бы это? Их, кстати, подслушать невозможно, хотя пытались многие.

– У магов и шаманов, которые идут белой тропой Сарнэ-Турома, в молодости, особенно до свадьбы, нередко проявляются самые необычные способности, – пожал плечами магистр и встал у окна спиной к комнате, чтобы девушка могла спокойно переодеться. – Я могу назвать самые разнообразные версии. Например, что у вас с этим инквизитором общий предок – какой-нибудь пра-пра-прадед. И когда разговор заходит о тебе, способности сразу предупреждают. Но причина может быть и совершенно иной.

– Вопрос, что нам делать сейчас? Если Сберегающим понадобились свидетели, так просто от нас не отстанут.

– Не здесь, – остановил её магистр. – Мы не знаем природы связи, вдруг по ней потом могут проследить до места и снять слепок разговора, – Ислуин прислушался к первым петухам во дворе. – Пошли. Нам сейчас и остатки вчерашнего ужина сойдут, не стоит задерживаться.

Когда село скрылось за очередным поворотом, Лейтис, пользуясь тем, что ранним утром даже такая дорога, как Соляной тракт, ещё пуста, поравняла своего гнедого с конём наставника и снова задала вопрос:

– Там что же делать сейчас? Из Империи надо уходить, хотя бы до весны. И немедленно. Вот только куда?

– В Бадахос. Хотя я этот вариант хотел отложить на потом, но если уж Сарнэ-Туром нас так упорно туда толкает…

– Бадахос – понятно. Последние лет пять отношения Правящего торгового совета с императором, скажем деликатно, не очень тёплые, – кивнула девушка. – Но ведь нам не просто отсидеться? Тогда почему «на потом»?

Несколько минут они ехали молча, потом магистр ответил.

– Меня заинтересовали довольно необычные случаи, которые происходят в пределах всего архипелага. Бедняк неожиданно нашёл клад редчайших амулетов времён Первой войны с орками, купец провернул в последний момент сделку, которая спасла его от разорения, отец смилостивился и дал согласие дочери на брак – а до этого на жениха и смотреть не хотел… Между собой происшествия, на первый взгляд, не связаны, но есть одна общая деталь: везунчик на какое-то время перед удачным поворотом судьбы пропадал из виду на пару недель.

– Что-то вроде ещё одной Радуги-в-огнях?

– Внешнего отката не заметно, скорее всего, нет. А вот у Ириена в его «О зельях и предметах» и ещё в одном трактате я нашёл артефакт, который подходит под описание. Кстати, несколько косвенных признаков тоже совпадают. Называется Чаша судьбы. Потому что платой за успех становится событие, которое ещё раз резко переменит твою жизнь, и далеко не всегда к лучшему. Причём случиться всё может и завтра, и через много лет, а угадать невозможно, Чаша выберет сама. Очень опасная игрушка. Конечно, и её можно обмануть. Например, привести жадного дурака, который задаст нужный тебе вопрос – но ответ в таком случае будет довольно туманный, да и риск остаётся. Впрочем, разбираться будем на месте.

– А пока нам пора срочно менять облик, – закончила Лейтис. – Иначе до побережья мы рискуем не доехать.

– Да, – магистр окинул ученицу оценивающим взглядом, – пожалуй, самый удачный вариант – это дочка небогатого дворянина в сопровождении телохранителя. Не переживай ты так, – усмехнулся магистр, глядя, как девушка скривилась от одной мысли о том, что опять придётся влезать в неудобные мудрёные платья по последней моде, – мы из тебя сделаем девицу скромную и строгих взглядов.

– Вот ещё, – фыркнула Лейтис. – Ни-за-что. Хватит с меня.

– Ну… – хитро улыбнулся Ислуин. – Есть ещё вариант стать крестьянами. К ним тоже особо никто не приглядывается. Но это медленно, постоянно менять имена и легенды, да и не понравится тебе. Не самая лёгкая жизнь. Или у тебя есть предложение получше?



Васильев Ярослав

#43111 в Фэнтези
#30279 в Разное
#946 в Боевик

В тексте есть: эльфы, гномы, приключения

Отредактировано: 21.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться