Мираж Огня

Размер шрифта: - +

Глава пятая

Я брел по тропинке, совершенно не заботясь о направлении. Ноги сами несли меня куда-то, а я по крупицам восстанавливал события последних дней. Между тем, что я понил и тем, что произошло пару дней назад был огромный провал Я как ни старался не смог вспомнить, что было в том провале. Абсурд, я - лучший инквизитор в стране, а меня спасает ведьма, надеясь… На что? На милость? Если она невиновна, то ее и не тронут. На расположение, если есть вина за ней? Тогда и пощады не будет… Но я обязан ей своей жизнью, и в неоплатном долгу. Мою жизнь разрушила одна ведьма, и спасла другая. 

- Антоний, Антоний, - вздохнул я, прислонившись к прохладному дереву и стекая вниз по стволу. Взгляд упал на мои ноги, а я нервно рассмеялся, - Ни сапог, ни рясы. Какая-то ночнушка. Даешь инквизицию! Интересно, сколько я так бегаю? Нет, мне не холодно, однако...

Мысль о том, что в этом виде я завалился в спящую деревню отмаливать их грехи, привела меня в состояние глубокой задумчивости. Я не знаю, что подумали жители, но отчетливо чувствовал, как я был им дорог. 

Я не узнавал местности, в которую меня занесло, да и как это произошло не помнил. Деревенские говорили, что здесь рядом есть инквизиция. Попробовать узнать у них? Я вспомнил испуг в глазах девушки, что приходила к ведьме, когда я упомянул инквизицию. Почему она так испугалась? Она - тоже ведьма? Тогда зачем она приходила за помощью к Софе? Софа… Что же с тобой делать… У тебя ведь сердце доброе. Обогрела, накормила, выходила…  Разве бывают ведьмы с добрыми сердцами? Я что-то усиленно пытался вспомнить, но пока что результат был неутешителен. Каждый, кто обладает силой всегда стремиться использовать ее во зло, считая, что ничего ему за это не будет. Страх помешает людям учинить расправу. И именно этот страх поощряет новые злодеяния. В ушах звенел чей-то мерзкий, противный, женский смех: “Я всех вас уничтожу! Инквизиторы проклятые!”. 

Я стал подниматься с земли. Прохладная земля неприятно касалась ступней сыростью. Осень. Сейчас самое время отлова. Начинаются ведьмины праздники. Ноги сами вывели меня к знакомому ельнику.  Я хмыкнул, куда я мог еще прийти? Из-за угла в меня больно врезалась ведьма. Руки рефлекторно накрыли дрожащие плечи, я уже потянулся рукой, чтобы отстегнуть рясу и отдать ее девушке, но внезапно вспомнил в чем я… Ведьма отпрянула и внимательно на меня смотрела. Забавно, выражение лица, как будто меня впервые видит.

- ТЫ почему опять убежал, - сквозь стучащие зубы проговорила она, зябко кутаясь в старый серый плащ, - Там же болота! Трясина! И звери дикие! Жить надоело?! 

Я смотрел на нее с удивлением и не понимал. Я точно видел у нее колдовские травы, на ее беду, я слишком хорошо изучил свое дело. А в банках, судя по цвету, было несколько ядов. А теперь она побежала искать меня в лес, беспокоясь и дрожа от страха. Посетила шальная мысль :”А всё ли мы о них знаем?”, но я быстро отмел ее. Достаточно. 

- Идем в дом, - тоном не терпящим возражений проговорил я, глядя на то, как у нее побелели губы, - Тебе нужно согреться. Поговорим потом. 

Я обогнул ведьму и решительным шагом направился в старую избу. Да, ремонт бы не помешал, это точно. Неужели тот, кто обладает силой убивать, исцелять, привораживать и заставлять ненавидеть будет жить в таком убогом домишке? Неужели ей не несут золото, чтобы извести врагов, околдовать возлюбленных.  Я присмотрелся, задумавшись. Были в моей практике женщины, которых считали ведьмами, хотя они исцеляли при помощи трав. И никакой магии. Обычные свойства. А люди волокли их ко мне на костер, уверяя, что именно они погубили весь урожай и очаровали старосту. Я не знаю такой травы, способной кого-то очаровать, зато встречал траву, от которой мы два дня не могли успокоить деревню. Они прыгали, смеялись и плясали, без устали и без умолку, пока не падали вниз, уставшие и несчастные. Главное, падали вниз, но ползли к полю, пожирая все, как саранча. 

- Антоний? - удивленно позвала меня ведьма, я даже не стал оборачиваться, просто махнул рукой, показывая, чтобы шла за мной. Спустя пару минут, я услышал за спиной шуршание плаща.

Ведьма сделала себе отвар и подсела ко мне на кушетку. Я молчал. А что я собственно должен сказать? “Привет, Софа! Я -Антоний! Лучший инквизитор страны! Спасибо, что спасла мне жизнь, но я тебя сожгу!”. 

- Если добавить кору дуба в зеленую колбу с ядом, в ту что на второй полке, - начал я, по прежнему смотря в одну точку, но смог почувствовать, как напряглась ведьма. Я так и знал.., - Получится яд, от которого нет спасения.  От этого слишком простое противоядие. 

Я усмехнулся, а рядом раздался звон бьющегося стекла. Я перевел взгляд на Софу, она была белее мела и почти сливалась со своей рубакой, и тяжело вздохнул. Молчание затягивалось…

- Спасибо, - вдруг сам от себя не ожидая произнес я, а на душе стало намного легче. Я даже улыбнулся, - Если бы не ты, меня бы убили гостеприимные местные. Кстати, а ты не знаешь как я у вас оказался и что это за местность? 

Софа что-то шептала онемевшими губами, но настолько тихо, что было не разобрать то, что она говорит. Неужели узнала меня? Или надеялась, что память ко мне не вернется? И кому я обязан? Демону! Дожил… Видел бы это святой отец, отлучил бы от церкви. Я благодарен ему и ненавижу. Блажены те, кто существует в неведении. Чем больше человек знает, тем несчастней он в это мире…  Я ведь знаю, что она пила. Неужели думает, что я не вычислю пустырник. Успокаивает себя. 

- Соф, я тебя сжигать не буду. Я обещаю, - медленно произнес я, понимая, что предаю свою службу, но и не отблагодарить ведьму за свое спасение я не мог. - Пожалуйста, помоги мне разобраться. Я вспомнил многое, но далеко не все. Я не помню, как попал сюда из самой столицы. Я вообще плохо понимаю, что случилось… Может, это было какое-то заклинание, но я не буду утверждать. Не поймана, значит, невиновна. 



София Грозовская, Кристина Юраш

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться