Мираж Огня

Размер шрифта: - +

Глава шестая

- Чего тебе? - брезгливо выплюнул инквизитор, кривясь и глядя на меня, как на грязь, прилипшую к его сапогу. Ну, собственно да… В такой одежде меня мало кто узнает.

- А те, кто знают, не признаются! - хохотнул Бельфегор, разминая могучие руки. 

- Я вообще сделал бы вид, что мало с ним знаком, - вздохнул Люцифер и обернулся. Святой Петр сидел рядом, поигрывая ключами от  закрытых врат, за которыми собиралась очередь. 

 А может это и на руку то, что я не в рясе! Так я лучше смогу понять, что происходит внутри инквизиции.

- Знаешь где ведьма? - спросил меня инквизитор, а его спутники переглянулись. 

Деревенские синхронно посмотрели на меня, кто-то с надеждой, кто-то с ненавистью, особо смелые отрицательно мотали головой. Да, с доверием здесь проблемы. 

- Здесь ведьм нет! Слухи лгут! - твердо ответил я, смотря прямо в глаза инквизитора, а тот лишь хмыкнул. - Но если появятся, я хочу быть готовым защитить себя и свой дом. Я хочу служить святой церкви! 

Инквизитор рассмеялся, осматривая меня с ног до головы. С каких пор инквизиция оценивает по виду человека? Они же действуют рукой Господа. Он бы никогда… Чувствую, костров будет много… 

- Гильем, разберись! - бросил инквизитор, кому-то слева из своей свиты. А с лошади стал спускаться массивный инквизитор, вынимая из пристегнутых ножен меч. - Выстоишь против одного из лучших, я даю слово, что… Подумаю над тем, брать тебя или не брать. 

- Беги! - закричали деревенские, а кто-то стал лепетать, что я - деревенский дурачок, которого нельзя воспринимать всерьез. 

- Простите убогого, - произнес кузнец, глядя на инквизитора, которые был шире его в плечах и выше на целых полголовы. - Не троньте его!

Оружия у меня с собой не было, бой изначально был не равным. Умирать в мои планы не входило, но и выиграть я не смог бы. Увернувшись уже от четвертого удара меча, я судорожно соображал что делать. В голове вихрем вертелись мысли, что я не могу позволить себе умереть. Не сейчас, господи! Этим людям действительно нужна защита! И Софе… Софа… Долг за долг, жизнь в обмен на жизнь, я не могу ее отдать на сожжение. 

- Дурак! Держи! - крикнул кузнец, а рядом со мной упал массивный и грубоватый меч. Вовремя! Только успел поднять его, как на мое место тяжело опустился меч. 

- Ура! Махач! - с алчным нетерпением проорал Бельфегор и бегал от одного конца облака к другому, подсказывая Антонию что делать, - Левой! Он на правую ногу хромает! Не устоит! Бей! Да куда ж ты уполз то! Во! Меч! Меч бери! 

- Да, наши пока ведут! - обрадовался Люцифер, потирая руки. 

- Да наших бьют! - орал во всю глотку Бельфегор, свешиваясь вниз. 

- У нас просто разные “наши”, - кротко улыбнулся Люцифер. 

Гильем был палачом, и весьма  преуспел в пытках Это было видно по тому, как он двигался,  и меня спасало то, что я угадывал его движения. Многие были похожи на мои, но боевым инквизитором он не был. Не участвовал в походах и захватах ведьм, редко тренировался, однако форму не растерял до конца. 

Я вспоминал, как сжимал в руках меч, чувствуя, как меня наполняет вера. Очень часто ведьма сопротивлялось, а на ее защиту вставали те, кому она оказывала свои услуги. Один раз пришлось биться, чуть ли не с армией, которую вокруг ведьмы выставить член синода, за то, что она извела его предшественника. Правая сторона у противника была слабой, ну что ж… 

- Дурак!Дурак! - скандировала весьма любящая меня деревня.Ну хоть такая поддержка и то ладно, - Давай! Бей его! 

Бой был недолгим. Серия ударов и Гильем уже лежал на земле, крестясь и поднимая руку вверх. Он сдался. Я опустил меч, развернувшись к инквизитору. Милостивы те, кто даруют жизнь. Милостивы те, кто умеет не отнимать ее без веского повода. 

Деревенские кричали, а в гомоне их голосов я расслышал тихие, редкие аплодисменты. Инквизитор был доволен. 

- Что ж, признаю, довольно сносно, Вот только... -  я выдохнул, значит, есть шанс попасть в инквизицию. Что-то в его взгляде мне все равно не нравилось. Совсем не нравилось. Инквизитор усмехнулся - Бой не закончен! 

- Сзади! - заорал кузнец, а я уже разворачивался, поднимая меч. Гильем, что только что просил пощады поднялся и занес надо мной меч. Время, как- будто остановилось, а моя реакция была слишком быстрой, для того, чтобы я ее заметил и отдернул руку. Это рефлексы. Я знал, что будет через мгновенье, но уже ничего не мог поделать. Я знал, что будет предсмертный хрип. Такой знакомый и всегда страшный. Будет удивление на лице, внезапно побледневшем и застывшем. А потом душа медленно будет покидать тело сквозь щель раны. И я уже ничем не смогу помочь. Даже, если бы хотел. Бедный Гильем, цепной пес, который действовал по указке главного, сейчас умрет. 

Когда сознание прояснилось, я увидел, как противник медленно сползает с моего меча, опускаясь на колени, а капли крови с моего меча громко падают на землю, как набат в звенящей и глухой тишине изумления. 

- Убивец! - заорала бабка, размахивая клюкой, а потом тише добавила, - Так им и надо! 

А вот остальные, в отличии от бабки и кузнеца подвиг мои не оценили.

- Он убил инквизитора! - ревела толпа, хватаясь за оружие, - Нам теперь не жить! Убить его! 

Толпа двинулась на меня, а я не понимал, что происходит. На меня напали со спины, я оборонялся. В моих деяниях нет ничего дурного. В индульгенции сказано, убийство при защите, не считается греховным.Что с ними? Инквизитор осмотрелся по сторонам и выставил руку вперед, призывая всех к тишине. Мы замерли, в ожидании, деревенские ждали его речи с тревогой, а я с интересом. Если он скажет, что причинит вред деревне, то я убью и его. 



София Грозовская, Кристина Юраш

Отредактировано: 10.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться