Мираж Огня

Размер шрифта: - +

Глава седьмая.

Святой Отец сделал вид, что согласился со мной и даже уверенно встал на ноги. Что это?! Мне показалось, или эпископ мне подмигнул? Святые, что здесь вообще творится?! 

- Идем со мной, сын мой, - чинно проговорил святой отец, обращаясь ко мне, напрочь забыв о существовании Виттора. - Я хочу показать тебе, как у нас готовят инквизиторов. Ведьмы - они коварны. Голыми руками их не возьмешь! Поэтому мы всячески готовим инквизиторов, чтобы они знали, как схватить ведьму и доставить ее на костер! 

Я молча кивнул и последовал за ним. Епископ сделал рывок от меня, в два прыжка и резко развернувшись упал передо мной на колени. 

- Я узнал тебя! Узнал! Я слышал твой глас! - запричитал он, поднимая руки вверх, - Ты благословил меня на дознание ведьмы! Ты - святой! Святой Антоний! Ты пришел, чтобы благословить служителей твоих и вознаградить за веру! 

Я подлетел к нему и стал поднимать епископа на ноги, Виттор подоспел тоже, а святой отец отказывался стоять на ногах. Следуя его примеру, на колени стали падать все, увидевшие эту картину. 

- Я не святой! - уверял я епископа, хотя сам потерялся в бешеной пляске своих мыслей. Я сам теперь не был уверен в том, кто я есть на самом деле, - Святой Отец, ты ошибаешься. Я просто похож на него. 

Епископ мне не верил, но с колен поднялся, отряхнул рясу и направился широким шагом к задним дверям святой обители.  Двое инквизиторов открыли перед нами двери, впуская нас на тренировочную площадку. Святой отец с гордостью смотрел на тренировки будущих инквизиторов, а меня сковывал ужас… 

- Я еще от жира младенца не отошел! - произнес Люцифер, округляя глаза. - А тут уже тренировки! Кстати, можно конструктивный вопрос к экспертам! Вы когда-нибудь катались на промазанной жиром метле? Ну как? Не соскальзывали? 

- А ты думаешь, почему мы его туда послали? - поднял нахмуренные брови Михаил. 

- Я так полагаю, что посылали его в задницу, и Туся благополучно добрался до места назначения! - мрачно отозвался Люцифер. 

- Я тут весь гримуар перерыл, - произнес Бельфегор, переворачивая его и листая, - Но кроме барсучьего и медвежьего жира не нашел ничего про младенцев! 

- Смотри внимательней! - усмехнулся Люцифер, пока Бельфегор снова завис на рыжеволосой красавице с картинки, отдающейся инкубу. - Страница пятьсот восемь…

-  Да тут нет такой страницы! - произнес Бельфегор, потроша книгу. 

- Во-о-от! - улыбнулся Люцифер. 

- Будущее святой Инквизиции, - с гордостью произнес мой провожатый, обводя восхищенным взглядом тренирующихся, а потом переводя взгляд на меня, - Святой Антоний был бы доволен проделанной работой! Вера в их сердцах настолько сильна, что никакие чары не совладают с ними! 

Если я и есть тот самый святой Антоний, то я не то, что недоволен…  Я в гневе и панике! Первое, что я увидел был спарринг, двое дрались на клинках, стараясь попасть в сердце друг другу. Дрались они неплохо, если не учитывать то, что вместо клинков у них были заточенные распятья! Епископ предложил пройти между рядов воинов и оценить их подготовку., Виттору идея не понравилась, да и после того, как у меня сам святой отец в ногах валялся, этот инквизитор на меня косо смотрит. 

- Святой отец, - вкрадчиво позвал я, глядя на то, как епископ с умилением смотрит на подготовку будущего поколения, - Я бы не хотел смущать будущую надежду Святой Церкви своим видом. Я не хочу, чтобы глядя на меня они могли подумать, что им позволены поблажки. Дисциплина - залог власти инквизиции. 

Епископ повнимательнее ко мне присмотрелся и уже снова хотел упасть на колени, но встретившись со мной взглядом передумал. 

- Мило! А ну иди сюда, паршивец! - скомандовал епископ, а к нам уже со всех ног бежал парнишка, еще ребенок, лет десять, не больше, -  Лучшие одежды для нашего гостя! Разрешаю взять из моих запасов! Святая инквизиция всегда оберегает своих служителей, как бог оберегает свое дитя. 

Малыш быстро кивнул и резво убежал выполнять приказ господина. Странно, я не помню, чтобы в инквизиции было рабство. Епископ не имел права обращаться так с этим ребенком. 

- А кто он? - напряженно поинтересовался я, кивнув в сторону убегающего ребенка, меня почему-то тревожила судьба мальчишки, - В инквизиции не было рабства.

Я нахмурился и посмотрел на епископа, тот побледнел, но самообладания не потерял. 

- Он - дитя порока и греха, - сурово произнес инквизитор, но его взгляд потеплел при упоминании мальчишки. - Он сын сожженной ведьмы, обращенный на путь истинной веры, отрекся от материнской скверны и вызвавший к богу! Однажды он искупит грех своего рождения в глазах господа нашего, взяв меч в руки и отправившись изничтожать скверну. И тогда бог простит его, святой Петр откроет для него врата рая, а грех родителей его будет искуплен в глазах господа. 

Я чувствовал ложь. Да, возможно святой отец и любил ребенка, но про служение церкви он лгал. Никто не допустит чтобы дитя ведьмы стало главенствовать в инквизиции. Святой отец почувствовал мои колебания и решил перевести тему. 

- Сын мой, я бы хотел показать тебе наших писарей! Ты обязан будешь приходить к ним сразу после охоты и рассказывать то, что видел. Сие поможет нам вычищать мир от скверны! - глубокомысленно заявил епископ, бодро идя по коридору, - Здесь мы собираем знания про ведьм и колдунов! Мы должны уметь защитить себя и людей, во имя господа нашего! 

Мы подходили к приоткрытой двери, из которой мягко лился свет, подойдя немного ближе я услышал :” Да! так и пиши! Больше сотни бесов встали на защиту ведьмы преграждая нам путь! Но я не сдался! Я прорывался через них, зная, что вера со мной и Господь!”



София Грозовская, Кристина Юраш

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться