Мирка. Дорогу осилит идущий. Книга 1

Размер шрифта: - +

1. Попаданческая

- Мирка! Ну, Мирка! Да очнись ты уже!

Высокий девичий голос звенел, вибрировал над головой и даже, кажется, в самой голове, заставляя подчиниться, прислушаться и отозваться. Сказать ей, что Мирки здесь нет, и никогда не было. Что девушка ошиблась или обозналась и самое время ей замолчать. Но физических или каких-то других сил не было. А голос, не переставая, звал и звал, не давая ни малейшей возможности окончательно забыться и окунуться обратно в тёмное, уютное небытие. Видимо, поняв тщетность и бесполезность одного этого действия, она в дополнение оного, довольно сильно стала трясти моё безвольное тело.

Нет, это просто наглость! Спокойно сплю в собственной кровати, в собственной квартире, никого не трогаю. Стоп!!! Я в квартире одна, а эта ненормальная как сюда попала? Моё негодование и необходимость срочно принять какие-нибудь меры для защиты от предполагаемой грабительницы дали стартовый толчок к возвращению в реальный мир. А возвращение оказалось малоприятным и весьма болезненным. Голова была слишком тяжелой, в ней постоянно что-то монотонно шуршало и периодично щелкало. Тело же, распростертое на чем-то твердом, неровном и с одного бока мокром, болело и не хотело шевелиться. Вот сейчас все прекрасно слышу, понимаю, чувствую – но открыть глаза и ответить не могу.

Что она со мной сотворила? А ведь я не дома, слишком тепло, свежо и, кажется, светло. Лежу точно не в кровати, а голова еще чуть-чуть - и взорвется миллионом маленьких частиц, но сосредоточиться и подумать об этом мне не дали. То ли девушка попалась довольно упертая, то ли была острая необходимость срочно привести меня в чувство, все ее действия как голосовые, так и физические продолжались. От невозможности прекратить эту изощренную пытку по другому, мне пришлось приложить нечеловеческие усилия и чуть-чуть приоткрыть один глаз.

 

Надо мной склонилась незнакомая, странного вида, девица примерно лет восемнадцати - двадцати с длинными перепутанными волосами и испачканным лицом. На пухлых, когда-то румяных, щеках были видны светлые дорожки от недавно бежавших слез, одна скула опухла и наливалась сине-фиолетовым, делая лицо непропорциональным и перекошенным. Серые глаза внимательно и настороженно смотрели на меня, а рот был приоткрыт, видимо, для того чтобы продолжить мерзкое завывание на одной высокой ноте.

Смазливая, чумазая и напористая... Пока я разглядывала её лицо, девица снова решила применить физические действия. От такой наглости у меня непроизвольно открылся второй глаз, обзор стал шире, а непонятного - больше.

- Наконец-то ты очнулась! - с облегчением выдохнула незнакомка, увидев мои открытые глаза. - Давай вставай быстрее, а то можем остаться без вещей, а их и так немного! – нетерпеливо-приказным тоном произнесла она и, не услышав от меня ничего в ответ, едко поинтересовалась:

- И долго еще лежать собираешься?

Пока она говорила, мой взгляд опустился ниже, а глаза явно открылись шире. Ладно, лохматая девица, отчего-то решившая, что может командовать мной. Но что на ней надето - это повседневная одежда или наряд для особого случая? Её темное широкое платье в серых и ржавых пятнах было не только грязным, но местами прожженным и рваным. Отдельно крепившийся к нему широкий кружевной воротник съехал набок и сейчас вместо украшения смотрелся пыльной рваной паутиной, добавляя нереальности и сюрреализма к общему облику незнакомки.

 

Ведьма… Настоящая живая ведьма! Неожиданная мысль промелькнула на периферии сознания и пропала, а я продолжала выстраивать логическую цепочку. Её поймали, сначала били и валяли по пыльной дороге, потом попытались сжечь… А сейчас она, отбившись от преследователей, настойчиво пытается подчинить меня и заставить выполнять её приказы. Так, спокойно! Я попыталась мысленно призвать своё не вовремя разыгравшееся воображение к порядку. Вернись в действительность! Женщина, по всей вероятности, давно бомжует, на неё напали, избили, всё забрали, и ей срочно нужна помощь. Сейчас приду в себя, найду телефон и вызову службу спасения и полицию. Пусть сами разбираются с этой малоприятной незнакомкой. Мне же, в целях безопасности при общении с неадекватными личностями, нужно сохранять нейтральное выражение лица, молча совсем соглашаться и улыбаться. Самой бы не помешало понять, что произошло, а лучше срочно выпить таблетку спазмалгона.

Девица продолжала стоять возле меня на коленях, неудобно согнувшись, с мрачным выражением на лице и очень недобрым взглядом.

- Ты что, не можешь подняться? - наконец-таки решила поинтересоваться моим самочувствием незнакомка. Вместо слов я попыталась кивнуть головой, но получились лишь слабые болезненные подергивания. Недовольная моими вялыми трепыханиями и невозможностью заставить меня сделать что-либо полезное, она сосредоточилась и, похоже, просчитывала свои следующие действия: остаться со мной или бежать, искать и собирать не пойми что? Наконец её метания прекратились, и мне озвучили дальнейший план действий:

- Я пойду, а ты вставай и иди к телеге дядьки Симы. Я туда все буду стаскивать, - уже тише и спокойней сказали мне, и девица, что-то тихо бормоча и ругаясь, неуклюже стала выбираться из-под деревянного настила над нами, только что мною замеченного.

Она здесь не одна? Еще и дядька с телегой есть? Вот ведь вляпалась!

 

Оставшись одна, осторожно, стараясь, лишний раз не шевелить больной головой, кряхтя и охая, как древняя старуха, перевернулась на бок и замерла. Черт, черт, черт!!! Что это за место, и какого лешего я здесь делаю?

Я лежала на пыльной проселочной дороге, под телегой. Совсем близко, а точнее, бок обок со мной, лежало мужское тело, по всем признакам - неживое. Бледное восковое лицо с правильными чертами, темными ресницами и бровями, было искажено судорогой боли. Приоткрытый рот остался застывшим в немом крике. Черные длинные волосы, добротный темно-зеленый костюм, высокие сапоги. А в боку самая настоящая дыра, с обугленными краями, и лужа крови под ним. Я замерла, не веря глазам, а затем осторожно, с опаской дотянулась и быстро дотронулась до мертвого. Надо же - реальный, а я так надеялась, что мерещится. Шок - это по-нашему! Откуда-то пришла мысль, и тут же возник вопрос: это я его так или кто-то другой?



Лариса Коробицына

Отредактировано: 23.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться