Мирка. Дорогу осилит идущий. Книга 1

Размер шрифта: - +

15.2

Проснулась от того, что кто-то осторожно подхватил меня на руки. Даже не подумала возмущаться: в голове гудело, тело затекло и болело, а глаза совсем не хотели открываться. Вечер и почти всю ночь я варила зелья из собранной по дороге травы и занималась раненными, уснула прямо сидя за столом. Зато сейчас у меня есть мочегонное, слабительное, легкое снотворное и успокаивающее зелье. Причем в больших количествах.

- Спи, спи. Еще рано. Мы тебя сменим, - успокаивающий шепот, и я снова проваливаюсь в тревожный сон.

 

Вчера вечером, когда сумели открыть входные двери, в нос ударил убойный коктейль из запахов: остатков пищи, крови и несвежей одежды. Застоявшийся воздух в плотно закрытом пространстве казался густым и тяжелым. Глаза защипало, и непроизвольно полились слезы. На полу, без признаков жизни, лежало два тела. Кажется, это и есть пропавшие охотники.

- Живы, большая потеря крови, - Сибилл быстро определил состояние незнакомцев.

Особо не церемонясь, парни вытолкали меня обратно, в небольшие сенцы. Усадили на лавку, кинув рядом сумы и кули с травами, а сами заметались по лесному приюту охотников. Шустро открыли настежь обе двери, распечатали окна, выносили, хлопали, перетрясали шкуры и одеяла, а потом натащили несколько охапок дров, чтобы растопить печь. Дышать становилось все легче, и уже можно было рассмотреть, где и что. Рядом с лавкой стояла большая бадья с крышкой, а сверху лежал искусно вырезанный из дерева ковш. Приоткрыла крышку - воды не было.

- Что тебе нужно для лечения?- Сибилл приостановился рядом со мной.

- Большую ровную поверхность, теплую воду, свет.

- Сейчас посмотрим, что есть в доме.

А что есть у меня? В суме только один флакон зелья снимающего проклятье, два флакона с бодрящей настойкой и ящик пустых пробирок и флаконов. Остальное вместе с лекарским саквояжем, оставила ребятам в лагере. Если придется лечить магией, то необходимо хорошо и сытно питаться. Точно, у меня в суме с расширенным пространством, есть ящик с походной утварью и ящик с продуктами. Всё... посидела, отдохнула и хватит. Бери себя в руки и вперед, дела не ждут.

 

Двери давно были заперты, ставни снова наглухо закрыты, на печи доваривалась в большом котелке каша с сушеным мясом и грелась вода в маленьком, а под потолком ярко горели два световых артефакта. Мы полукругом стояли вокруг наспех сделанного большого стола, на котором вальтом лежало два обнаженных мужских тела, прикрытых в стыдных местах разорванной рубахой. Бледная кожа, заостренные черты лица и холодные конечности. Сейчас было видно, что нанесенных проколотых ранок много. В основном на ногах, руках, шее и даже на лице. Я провела диагностику. Внутренних повреждений, переломов - нет. У обоих множественные ушибы, синяки и укусы, а у одного - воспаленная рваная рана на предплечье. Вроде ничего серьезного, тогда почему они в бессознательном состоянии и почему нечисть напала?

- Ой, это же очевидно. Нечисть нападает на всех, на ком чувствует запах крови. - Зарил махнул на меня рукой. - Один укус тэкса не страшен, жертва теряет всего ложку крови, но вместе с укусом в кровь попадают вещества, замедляющие любые действия, как будь-то, медленно засыпаешь на ходу. Чем больше укусов - тем медлительнее ты становишься. Тэкс напившись - улетает, а жертва через какое-то время приходит в себя и продолжает свое движение. Если нападают стаей, то сначала полностью выпивают жертву, а потом съедают остатки. - Зарил рассказывал подробно, со знанием дела. - Людей, покусанных тексами, лечат только магией, у них на данный момент отсутствует глотательный рефлекс – он, на недолго замолчал, переглядываясь с Сибиллом, и продолжил, - размер стаи и их аппетита пугает, вспомните, что осталось от большого животного.

 

Значит рядом обитает голодная стая нечисти, что-то вроде местных летунов-вампиров. Вот только баба Агата не предупредила и ничего не сказала о предполагаемой опасности. Интересно, знала она об их существовании или нет?

- Откуда ты знаешь о тэксах, в школе рассказывают? – я, как обычно пыталась узнать больше.

- Нет. В школе о нечисти не рассказывают, а хотелось бы. Просто у меня отец охотник, не раз бывал с ним в лесу. - Он взъерошил волосы и положил правую ладонь на солнечное сплетение лежащего перед ним человека. - Сейчас вольем в мэтров, сколько сможем магии, ускорим их регенерацию, и будем ждать результата. А вот этому учат на третьем курсе.

- Подождите… у моего, который с раной, начинается жар. Надо обеззаразить укусы и обработать рану, постоянно обтирать раствором воды с чем-нибудь горячительным, которого у нас, к сожалению, нет.

- Есть, всё у нас есть. - Сибилл со вздохом достал из своей сумы большую бутыль с мутной жидкостью. - Местные деревенские делают, за работу рассчитались.

- Ты просто чудо! - я чмокнула Сибилла в щеку, - Сейчас быстро сделаю раствор, поможете мне их обтирать и переворачивать, а потом можете вливать магию. Давно хочу посмотреть, как это нужно делать. Зарил, где твоя фляга с водой?

Вода!!! Совсем забыла. У нас же есть родниковая вода! Вот сейчас, я точно уверена, что всё будет хорошо, ведьминский исцеляющий наговор на воду я помнила.

 

В домике пришлось задержаться на три дня. После того как ребята навели порядок и магически убрали все следы крови, нечисть нас не тревожила. Истощенные больные медленно приходили в себя, не смотря на то, что мальчишки два раза в день вливали в них магию, вычерпывая себя почти до грани. Я ругалась и отпаивала зельями уже их, стараясь накормить сытнее и уложить отдыхать. Как только у подопечных появились глотательные рефлексы, так сразу ввели жидкие добавки: насыщенный бульон, заговоренную воду и восстанавливающее зелье.

Ребятам было тревожно. Собирая травы, таская воду из ручья или занимаясь боевкой, один всегда оставался на страже, контролируя обстановку вокруг. Я же несла дежурство ночами: готовила на следующий день еду, варила зелья из того, что собирали днем, и присматривала за нашими подопечными. Мне так было удобнее, а ребятам нужен был полноценный отдых, сил и магии они отдавали много. Собирать ночью заказанную травницей разрыв-траву не решилась, пришлось сходить за ней ранним утром и то под присмотром парней. К нашей большой радости на вторые сутки охотники пришли в себя. Они были еще слабы и при передвижении пошатывались, но теперь могли полноценно питаться, что ускоряло их выздоровление. Тепло поблагодарив нас за помощь и узнав, что мы проходим полевую практику в Гоготушках, они принялись расспрашивать как обстоят дела в деревне. На наши же вопросы, что с ними произошло, и где они повстречали стаю тэксов, отмалчивались. То ли не желая рассказывать, то ли не желая вспоминать. Посовещавшись, решили через день, с раннего утра двигаться в сторону деревни.



Лариса Коробицына

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться