"Мирный"

Размер шрифта: - +

Глава 8

-Эй? -кто-то зовет...но, ничего не видно. В глазах пелена.

- Эй! - тормашат за одежду. Голова нещадно гудит...

- Ээээй! - наконец, получается открыть глаза. Прямо перед ним, застыв с тарелкой в руках, сидит майор Ветров и выгнув одну бровь, смотрит на него, как на самого, что ни на есть, идиота. - Чего застыл, служивый? Кушать, спрашиваю, будешь? 

Сергей осмотрелся. Он снова оказался ни где-нибудь, а в тюремной камере Малоров. На том же самом подобие лежака. Перед ним человек, еще совсем недавно висевший мертвым на одной из ветвей громадного дерева... Сидит как ни в чем не бывало. Здоровый и невредимый. Без единой царапины, но с огромным недоумением в глазах.

- Слушай. Если не хочешь, так и скажи. Не надо лупиться на меня, как на прокаженного. - майор обиженно поставил тарелку на пол и тяжело поднялся. - Можно подумать, тебя кто - то насильно заставляет.

- Извини. - промямлил Жаров на автомате, в тоже время всеми силами пытаясь понять, как же так получилось, что они до сих пор находятся в этой долбаной, тюремной камере. И откуда тогда в голове целый ворох воспоминаний о недавнем побеге? Сердце бешено заколотилось и, следствием, участилось дыхание. С трудом сдерживая накатившее внезапно возбуждение, солдат продолжил оправдываться. - Ни сразу заметил тебя. Может на секунду отключился...ну, там, из-за потери крови, наверное...Где Гайли, кстати?

Ощущение тревоги застыло комом в горле и Сергей машинально поднял тарелку, принимаясь за остатки еды. Голода он совершенно не чувствовал. Надеялся таким образом отвлечь мозг от череды предположений по поводу того, что здесь происходит, и, хотя бы немного унять появившуюся из ниоткуда, дрожь в руках. Где - то, глубоко внутри, у него засела абсолютная уверенность, что здесь, в тюрьме Малоров, он уже был. Что сбежал из нее впоследствии и, затем, собственными глазами видел, как майор Ветров погиб страшной смертью.

Но, вот только складывающаяся сейчас ситуация, похоже, старалась убедить его в обратном. Возможно, кто - то пытается влиять таким образом, на его сознание, внушая лживые видения и звуки? Или, может, он просто спит?

Жаров мотнул головой, отгоняя глупые предположения подальше. Он ни чертов псих и не сумасшедший. Но, тот факт, что он вляпался в нечто неподдающееся пониманию, был, что называется, на лицо. От чего, слабое поначалу, подозрение неестественности происходящего, все больше усиливалось в его сознании и планомерно захватывало сумбурно возникающие мысли.

- Какой еще Гайли? - Ветров обернулся и, поразившись услышанному, удивленно уставился на него. - Какая потеря крови?

- В смысле какой...- Сергей перестал жевать и с не меньшим удивлением посмотрел на майора. - Гайли. Карлианец, который вечно всем недоволен.

Ветров быстро вернулся обратно к его лежаку и коснулся ладонью лба. 

- Ты себя хорошо чувствуешь? Голова не кружится? Шум в ушах? Я только успокоился, мне казалось сотрясение тебя миновало. 

- О чем ты говоришь, какое, нахрен, сотрясение?! - Жаров, раздражаясь, резко отстранился и отмахнулся от руки. - Я в норме. Хорош дурака валять. В камере нас было трое. Ты, я, и инопланетянин, а точнее, Карлианец. Который делал все возможное, чтобы я поскорее пристрелил его. Вы че тут, шутки со мной решили шутить?! Отвечай, куда он, бл...ть, делся?!

- Послушай, капрал, - лицо майора мед.службы, изменило выражение и стало выглядеть более сурово, - ты громкость-то поубавь...забыл про субординацию? Так я в состоянии напомнить. Не было здесь никого тебе говорят, тем более всяких Карл...

- Ты уверен? - грубо прервал его Сергей, теряя самообладание и медленно поднимаясь с лежака. Желания терпеть насмешки малознакомого человека не было, и он собирался покончить с этим бредом немедленно.

- Уверен. - спокойно ответил Ветров и, не обращая внимания на его угрожающее поведение, направился к выходу, на ходу продолжая. - Уверен в том, что тот здоровяк из двенадцатой палаты, когда нехило приложился подносом по твоей голове, лампочку тебе стряхул основательно. Так что я, пожалуй, вызову охрану. Пускай окажут тебе медицинскую помощь и как можно скорее.

Приблизившись к двери, майор с силой забарабанил по ней и начал что-то громко кричать. Правда Жаров этого уже не слышал. Ему почему-то стало трудно дышать. Голова потяжелела, словно налилась свинцом. В горле пересохло. От накативших неприятных ощущений, уверенность в том, что вокруг происходит нечто странное, только усилилось. Куда бы он не взглянул, отовсюду веяло опасностью и животным страхом. Тем, что он не в силах был контролировать. И буквально нутром ощущая всю безысходность своего положения, кровь стыла в жилах, не позволяя пошевелиться.

По другую сторону двери послышался шум. Ее пытались открыть. Через секунду, одинокая створка слегка вздрогнула и принялась медленно отъезжать в сторону. Повинуясь спонтанному желанию, Сергей спрыгнул с лежака на пол и пулей бросился в освободившийся проем. Он с силой оттолкнул неожидавшего такой прыти, майора, и вырвался наружу.

За стенами камеры его ожидал неприятный сюрприз. Жаров был готов ко многому. К роте солдат с автоматами, к инопланетным монстрам и даже к пустому коридору психиатрической лечебницы. Но там..., как ни странно, не было ничего...

Вместо предполагаемых вариантов, Жаров оказался в вязкой, мутной субстанции. Которая мгновенно опутала, сковала все его конечности и с легкостью обездвижила. Испугавшись, Сергей рефлекторно попытался освободиться из этих оков. Но, не смог. Стараясь не терять самообладания, он быстро осмотрелся и понял, что находится в прозрачном коконе, посреди темной, бескрайней пустоты...



Владимир Коун

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться