"Мирный"

Размер шрифта: - +

Глава 9

Адмирал объединенных космических сил Земли, Южный Михаил Степанович, по привычке скрестив руки за спиной и немного сгорбившись, хмуро наблюдая за своим оппонентом исподлобья вот уже порядка двадцати минут, внимательно выслушивал доклад личного адъютанта. Капитан второго ранга Саблин, застыв в одном положении с вытянутой вверх рукой, в сомкнутых пальцах которой поблескивала лазерная указка, в мельчайших деталях разъяснял старшему офицеру, каким образом планируется создать скрытый аванпост на границе с соседней галактикой. Используя голографические схемы, формировавшиеся компьютером прямо перед ними, он скрупулезно сравнивал возможные плюсы и минусы выбранного участка, периодически изрядно жестикулируя. Южный сосредоточенно следил за этими движениями, изредка согласно кивая и подтверждая тем самым, что начальные доводы капитана его пока устраивают. 

Два офицера космического флота находились в помещении, оборудованное в свое время, по последнему слову техники, специально по заказу министерства обороны. А еще точнее, для создания временного оперативного штаба вооруженных сил федерации в условиях открытого космоса. Его возможности позволяли одновременно собирать в одном месте до ста пятидесяти действующих офицеров высшего командования и, при необходимости, параллельно транслировать заседание на любые космические базы людей в пределах солнечной системы.

За последние три недели нападения на отдаленные оборонные станции участились и такие созывы штаба стали происходить гораздо чаще обычного. В следствии чего, на ближайшее полугодие использование данного конференц зала расписали буквально по минутам. И это, не считая нескончаемых межрасовых переговоров и обсуждений будущей военной тактики всей объединенной федерации, которые обычно планировались за два-три месяца. 

Но, как бы там ни было, прямо сейчас высокотехнологичные апартаменты пустовали и эксплуатировалось по назначению лишь этими двумя. 

Главная гордость детей третьей от солнца планеты, на борту которого и присутствовали сейчас офицеры, гигантский крейсер класса "Гелиоса", названный в честь древнегреческого бога - титана, мирно дрейфовал в открытом космосе в тот момент. Он являлся одним из трех кораблей-гигантов, самым амбициозным строительным проектом, когда-либо затеянным землянами. 

Первый, и самый оснащенный в плане вооружения, предназначался непосредственно для членов объединенного правительства, второй передали в пользование военному министерству, а третий, с заниженной огневой мощью, но гораздо более вместительный, как в плане пассажиров, так и в плане грузоперевозок, к большому сожалению все той же армии, заморозили на специально возведенных для этой цели, стапелях с темной стороны Луны. При чем, приказ о прекращении работ получили на стадии семидесяти пяти процентов готовности, что у многих причастных к масштабному строительству, вызвало не только бурю негодования, но и откровенного недоумения. В свою очередь, члены правительства остались непреклонны. Посчитав, и надо сказать небезосновательно, что на пороге глобального военного столкновения, столь крупные денежные вливания совершенно не уместны и, более того, должны быть немедленно прекращены.

То самое, второе судно, вверенное наиболее влиятельному, как многие считали, военному на Земле, и нареченное впоследствии именем "Гелиоса 2", помимо самого Южного и первых офицеров его штаба, способно было перевезти на своем борту три тысячи человек обслуживающего персонала, пять тысяч четыреста пассажиров и еще полторы тысячи отборных бойцов. Основной обязанностью которых, в первую очередь, являлось обеспечение личной охраны адмирала. При острой необходимости, гражданских на судне могла заменить целая армия. 

Но, правда, не всех. Присутствие нескольких особенных гражданских лиц не поддавалось сомнению. Их полномочия имели серьезную ширину и заключались в контроле законности принимаемых адмиралом, решений. Правительство прекрасно понимало, что в преддверии военных действий, любой неосторожный шаг в плане перемещения целой военной флотилии, вполне мог привести к серьезным последствиям и навредить союзническим отношениям с другими расами. В силу чего, зная горячий нрав Михаила Степановича, первые лица входящих в федерацию государств, сочли не лишним нахождение рядом с ним, дополнительных советников, подчиняющихся непосредственно главам федераций. Конечно, адмиралу идея контроля со стороны, над принимаемыми им решениями, да еще и в предвоенное время, абсолютно не понравилась, но открыто оспаривать назначения он не решился. Вместо этого, Михаил Степанович запланировал в будущем изолировать лишних соглядатаев прямо на борту корабля. Что, в итоге, в условиях закрытого пространства, удалось сделать достаточно легко.

Несколько минут назад, закончилось очередное плановое заседание штаба, и измотанные офицеры моментально разбрелись по каютам, стараясь подолгу нигде не задерживаться. Они провели на судне достаточно времени, чтобы прекрасно осознавать, на отдых, в лучшем случае, им предоставят часа три. После чего, адмирал вновь потребует присутствия каждого из них в конференц зале. В связи с чем, не желая в пустую тратить драгоценные минуты редкого в последнее время, сна, они освободили коридоры корабля от своего присутствия довольно быстро, практически сразу, как только представилась такая возможность.

В отличие от выдохнувших с облегчением, подчиненных, Михаил Степанович, даже не смотря на почтенный возраст, шестьдесят девять лет, в обозримом будущем отдых явно не планировал. Чем серьезно расстраивал личного адъютанта Саблина. Человека, помимо заботы о здоровье Южного, несомненно, в первую очередь переживавшего и за свое собственное самочувствие.

- Господин, адмирал, - уже не в первый раз за этот вечер, обратился он к Михаилу Степановичу, - я все же, вынужден настаивать. Время позднее. Вам просто необходимо поспать хотя бы пару-тройку часов. Задумайтесь, вы на ногах уже сколько? Семнадцать, восемнадцать? В вашем возрасте...



Владимир Коун

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться