Миротворцы

Часть 1. Глава 7. О пользе и опасности поздних разговоров.



До сих пор в толк не возьму, как удались убедить этого упрямого старикана, что ни Олли, ни я их пальцем не тронем. Больно надо! Дядька сильно пах зреющей подагрой, артритом и еще целым букетом старческих отклонений. Его спутник дело другое: молодой, сильный, здоровый. Очень соблазнительно. Для того из нас, кто пробовал чистую кровь. Я лично - никогда. Олли постарался не допустить, чтобы я хоть однажды сорвалась в период первых нескольких месяцев новой жизни. Так что, в моем рационе были только млекопитающие. И нарушать это равновесие, установившееся во мне, ради сомнительного удовольствия я не видела смысла. Да и парень этот, Уильям, все больше и больше казался мне симпатичным.
Так что после получасового спора, все же удалось убедить отца Джона, что я останусь рядом с ними на ночь, пока Олли займется телом Алесандро.
Уже очень поздно мы, наконец, оказались в гостинице, взяли два номера рядом - один вроде как для меня и второй для них- и поднялись наверх.
Старик ворчал все время, мол не думал, что до такого доживет.
Я только глаза закатывала. Олли мысленно улыбался. Весело ему, видете ли! А Уильям после нашего разговора у приюта, где нашли тело, так ничего и не сказал. Смотрел только как-то странно.
Обычно я вижу и понимаю, что нравлюсь людям. Наша внешность, это своего рода маскировка, охотничьи особенности натуры. Быть физически привлекательным, значит легче получить доступ к главному - к еде... Но в случае гуманных вампиров внешность переставала иметь такое значение. Так что мне было все равно, что думают по поводу моих форм и черт окружающие. И вот на тебе. Появился человек, кому мне захотелось понравиться по-настоящему...
На всякий случай я решила не распускать язык, все таки не такие уж у меня великосветские манеры. А еще я подумала, что не буду прям так внимательно анализировать его. Первых нескольких вдохов хватило понять, что он здоров и ему не грозит никакая форма мгновенной смерти... А остальное - его дело.
Но я не могла не заметить, что с каждым часом его запах менялся, и я не могла не понять, что дело во мне. Стоило мне подойти поближе, как его сердце ускоряло ритм, и резкий всплеск адреналина делал кровь привлекательней для меня.
"Держи себя в руках!" - "сказал" мне Олли очень строго, перед тем, как уйти.
Я сделала вид, что не понимаю о чем он говорит, и пожелала ему скорее там разобраться.
План Олли был простым. Нужно украсть из морга полицейского управления Чикаго останки несчастного Алесандро и сжечь их как можно быстрее. Совершенно не обязательно давать возможность людям озадачиться странным строение его тела.
С таким планом вполне были согласны наши охраняемые персоны. Особенно отец Джон.
- Правильно, Оливер. Не нужно сеять панику,- сказал он на прощание.
Когда мы остались сами, старик удалился в ванную, а Уильям и я остались в небольшой гостиной.
- И давно ты в услужении? - спросила я, после паузы, которая немотивированно затягивалась.
- Полтора года,- ответил он и снял свой черный пиджак.
Его фигура по человеческим меркам была очень даже ничего. Конечно есть свои изъяны, но людям абсолютного совершенства не достигнуть... Да и не в совершенстве главная красота. Он молодец: видно, занимается спортом, здоровый образ жизни, все такое... Не многие из моих человеческих знакомых выглядят так же... А сама я будучи человеком была больше похода на чудовище, чем на homo sapiens

-А что потом? - продолжала спрашивать я.
Он пожал плечами.
-Через пол года я приму сан и стану, наконец, священником.
- То есть ты будешь, как отец Джон только по моложе?- усмехнулась я.
Он кивнул.
- Уныло, честно говоря.
- Почему? - спросил он и пригласил меня присесть. Я села в кресло и поджала ноги под себя.
- Ну, у вас, католиков, все так мрачно. Мессы, храмы, все в черном... Отношения иметь нельзя... Семью, тем более. Прям жертвенник какой-то...
Он снова пожал плечами.
- Это не жертва, это благодать. Ты посвящаешь себя Служению... И несешь доброе в людские сердца...
То, что он говорил звучало так пафосно, что я не выдержала и рассмеялась.
Он насупился.
- Ну, извини, извини! Просто очень смешно... "посвящаешь себя Служению"... - передразнила я, и он засмеялся вместе со мной.
- Да, ты права. Смешно.
- Ни мало! - сказал отец Джон, выходя из ванной завернутый в халат,- не думаю, Уильям, что это подходящая тема, для такой компании!
Он явно был недоволен и этим разговором, и ситуацией в целом. Так недоволен, что уровень плохого холестерина резко повысился в его крови.
- Отец, Вам волноваться не стоит... - Сказала я тоном врача с обширной практикой,- Выпейте валерьянки и стакан воды пополам с лимонным соком. А то давление скачет, как белка и холестерин растет.
Священник был готов взорваться от возмущения, но в какой-то момент внезапно взял себя в руки, успокоился, сказал голосом вполне нормальным и бытовым.
-Если Уильям, ты не против, я пойду спать первым. В...- он посмотрел на часы...- в два разбуди меня и я заступлю на вахту.
Уильям кивнул, пожелал ему спокойной ночи, и мы снова остались одни.
- Строгач! Прям не знаю, как ты с ним уживаешься.
- Обычно все не так... Он очень приятный, добрый и умный.
Я посмотрела на него и спросила довольно тихо:
- А ты... Уильям, какой ты?
Наверное, не стоило этого делать. Он поднял на меня глаза и посмотрел так, как будто я его железом каленым пытаю. От этого взгляда полного мольбы... вот о чем только... мне и самой стало не по себе. Я сделала вдох поглубже и вдруг почуяла отчаяние. Такое, как если бы он собирался прыгнуть со скалы, и знал бы что от этого прыжка вся его жизнь зависит, и не находил бы в себе сил сделать это. Так мы и смотрели друг на друга, пока мерный храп отца Джона не заставил нас обоих нервно засмеяться.
-Во, дает!- сказала я,- знаешь, ты, наверное, тоже ложись... Я буду вас сторожить.
Только секунду он колебался, но потом скинул ботинки и прилег на диван.
-Как же вам удается не спать...
Я поднялась, погасила свет и ответила:
- Не знаю... У нас по физиологии Анна больший спец. Просто не нужно и все.
-И так продолжается вечность?
-Да. Если ты живешь вечно. Но "…who wats to leave forever…" (слова песни группы Queen) рано или поздно, что-то да прекратит мое существование...
Он вздохнул.
-Чего вздыхаешь?
-Отец говорит, что вы враги. Но раз так, я не хотел бы иметь других... Как думаешь, это очень плохо? - спросил он и, повернувшись на бок, посмотрел на меня.
В полумраке комнаты я видела так же хорошо, как и при ярком свете, но блики от уличных огней, шуршащая листва за окном и искорки, которые отражались в его глазах сделали свое дело. Все вокруг куда-то исчезло, я не отрываясь смотрела на него и все больше и больше ...
"Нет-нет! Этого нельзя! Стой, Вики!!!"- заорало мое благоразумие, и я отвернулась.
-Еще как плохо! - сказала я глядя в пустоту, - тебе за такие идеи твой наставник голов оторвет.
Он усмехнулся:
-Не сомневаюсь.
 



Лили Раузе

Отредактировано: 15.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться