Миры и судьбы . Мир № 4

Размер шрифта: - +

Часть вторая гл 1 Александра

Огромная полная луна любопытно заглядывала в окно, пытаясь тонкими лучами раздвинуть кружевную занавеску, чтобы рассмотреть и расслышать все, происходящее внутри, чтобы не пропустить ни слова, чтобы было о чем посплетничать в мрачную полночь с подружками-болтушками звездами.
Женщина и два Ангела сидели за столом.

Молчаливая напряженность, тягучая и вязкая, как молочный кисель, тяготила и требовала быть прерванной.
- Я слушаю вас, юноши,- повторила женщина. 

Луна шикнула на облака и звезды, требуя от первых разойтись и не заслонять обзор, от вторых - прекратить болтать и перешептываться, не мешать слушать.
- Ты уже поняла, думаю, что я - Ангел Рода, к которому ты принадлежишь, - белокурый красавец поднял на Александру печальные глаза в которых, казалось, плескалась вся мудрость, счастье и горе мира от начала сотворения и до наших дней.
- Дар видеть меня в земной жизни дается не каждой женщине в роду, да и проявляется он в разное время. Ольга, прабабка Регины, и, как оказалось, твоя тетка, потому что отец твой ее единоутробный брат, познакомилась со мною еще в раннем детстве. С Региной мы увиделись совсем незадолго до печальных событий , с нею произошедших. И вот теперь ты ... моя потеряшка...
- Но почему теперь? Ведь я уже не ребенок, как Ольга, не юная женщина, как Регина? Почему не раньше? И зачем теперь?
Ангел пожал плечами:
- У меня нет ответа. Могу только предполагать, что кровь невинных, пролитая твоим отцом и матерью, заслоняла тебя от взора Создателя, да и от моего тоже. Как это не печально, но за грехи предков приходится отвечать их потомкам. Принять, смириться и жить так, чтобы твои поступки, чистота твоей души, перекрыли все плохое, что было до тебя, удается не каждому. Только зрелые души способны на подобный ежечасный подвиг. Ты сумела. Теперь я всегда буду рядом.
- Да что ты слушаешь этого демагога,- Чернокрылый, со скептической ухмылкой, прервал длинную тираду брата:
- Зрелая Душа... Грехи Рода... Разве это ты, Александра, палила из нагана в селянина не желавшего расставаться с урожаем, с таким трудом выращенным в то засушливое лето, урожаем предназначенным на прокорм немалой семьи? Разве это ты, слегка присыпав трупы, сваленные в овраг, спешила на свидание к любовнику не слыша крика и воя голодных детей, обреченных на смерть? Так почему же ТЫ должна отвечать за чужие нелицеприятные поступки? Разве юная и неопытная Душа, посланная в Мир во второй или третий раз, виновата в том, что она юна и неопытна? Так зачем-же наделять ее мерзким характером? Зачем учить через боль и страдания? Не проще-ли было-бы показать, как велик и прекрасен Мир? Объяснить, что места под солнцем достаточно для всех? - второй Ангел возмущенно развернул огромные крылья, сразу занявшие пол-комнаты, сделавшие ночь еще непроглядней, заставив Луну испуганно отпрянуть от окна.
- Не нам судить , брат,- Ангел Рода строго посмотрел на возмущенного собеседника. Затем добавил, уже обращаясь к Александре:
- Кому много дается с того много спрашивается. Ты ведь понимаешь, что твоя способность успокаивать больных словами и прикосновениями рук, это тоже Дар. Дар огромный и щедрый. Дар, которым ты никогда не воспользовалась для своей выгоды, которым  делилась с другими ничего не требуя взамен. Может именно поэтому ты можешь видеть нас.
- А может потому, что без тебя нам не справиться,- печально добавил Чернокрылый:
- До тех пор, пока мозг Регины, нашей подопечной, одурманен страшной отравой, которую с таким восторгом изобретают люди, она не может ни видеть, ни слышать нас. Не может ни думать ни чувствовать. А для ее души это хуже смерти.
- Да что-же такое с этой девушкой, - Александра внимательно смотрела уже на Чернокрылого, ожидая ответа:
- Она что, избранная? И если да, то почему и для чего?
Чернокрылый снова захохотал, все так-же запрокинув голову и весело блестя глазами цвета озёрного омута:
- Умеешь ты схватить суть и задать правильный вопрос! Только ответа на него нет. Ни у кого нет, даже у нас. Помнишь фразу: Пути Господни неисповедимы? Они неисповедимы даже для Ангелов. Только Создатель видит все от начала до конца и знает для чего и почему происходит какое-то событие.
- Знает, но никогда не скажет,- грустно добавил Ангел Рода:
- Потому что даже Ангелам позволено видеть Создателя только тогда, когда тому это необходимо. Так устроены все Миры и с эти ничего не поделаешь.
Оба Ангела синхронно вздохнули и опустили глаза. Тягостное молчание снова повисло над столом.

За окном уже начало сереть, близилось начало нового дня, но Александра еще не задала все вопросы.
- Ну хорошо, я поняла почти все. Кроме одного : кто ты такой?, - женщина смотрела не отрываясь на Чернокрылого.
Грустная усмешка искривила рот Ангела :
- Даже там , в высших сферах, не может быть все гладенько и прилизано. На смену яркому дню приходит непроглядная ночь, радость сменяется печалью, рядом с беспрекословным доверием всегда живет сомнение. Я тоже Ангел. Но я Ангел-реалист, иногда даже пессимист. Благодаря моим вечным сомнениям Мир еще не разрушился, раздавленный потоком всеобщей эйфории. Благодаря моим советам, которые некоторым праведникам, - (Чернокрылый бросил взгляд на своего вечного оппонента) : - Сохраняется Гармония Мира. Да и Человечество выжило и состоялось, в принципе, только благодаря мне. Если-бы не мои "вредные советы", до сих пор гасали-бы по Саду с голыми жопами, - Ангел снова захохотал. Александра тоже заулыбалась, слушая его пламенную речь:
- Ну все понятно. А называть - то Вас как? По номерам? Ангел-первый, Ангел-второй? Или по цвету крыльев? Как зовут вас?
- Наши имена ты не сможешь произнести, они скорее музыка, чем слова. Поэтому можешь называть меня просто Ангел, - инициативу перехватил Ангел Рода и с усмешкой уставился на брата : какое имя выберет тот?
- Некоторые люди, которые превратно поняли мои советы, а иногда и поступавшие вопреки им, злобятся и называют меня Демоном, забывая о том, что у каждой медали две стороны. Я не обижаюсь и имя это мне, в принципе, нравится, так что можешь и ты звать меня Демоном, хотя , по-большому счету я тоже Ангел. И путаницы нет и тебе удобнее. А по цвету крыльев нас называть разрешено только Регине, уж не обижайся, но это  ее право.
- Да какие обиды, - недоуменно отозвалась Александра: 
- И мне так будет удобнее, - немного помолчав, словно решаясь задать вопрос на который не надеется получить ответа, продолжила:
- Я одного не пойму, как вы могли допустить, что-бы ее лишили ребенка? Неужели никак невозможно было этому помешать?
Ангелы переглянулись, словно решая стоит-ли посвящать Александру в секреты Сфер. 
- Этот ребенок мог стать как благом для Регины, так и ее самым страшным наказанием. Мы не знаем, какую из двух развилок выбрала-бы Регина на Перекрестке, не знаем в какую сторону завилась бы нить судьбы, а потому решили не вмешиваться. Ошибкой было наше решение или предвиденьем, сейчас сказать невозможно, это покажет только время. Словно продолжая давно начатый, но так и не оконченный спор, Ангел Рода сердито смотрел на брата:
- Дети всегда благо! Смотри, какой могла-бы быть судьба Регины!



Рита

Отредактировано: 27.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться