Миры и судьбы . Мир № 4

Размер шрифта: - +

Часть четвертая гл 3 ( стихия ? )

Закончилась мягкая теплая южная осень, и, ей на смену, пришла зима, мало чем отличающаяся от промозглой осени Слобожанщины, в которой прошло детство Регины. Те-же ледяные, пронизывающие до костей, ветры, разве что снега нет. Снег в Городе у Моря выпадал редко, а если и выпадал, то становился стихийным бедствием в полном смысле этого слова. 
Отгремел Новый Год, вслед за ним тихо прошло Рождество. Страна еще не ударилась повально в религиозность, а потому Рождество если и праздновали, то тихо, по-домашнему. 
Сразу после Крещения, в одну ночь, ударил мороз. Еще вечером моросил противный зимний дождик, а утром все дороги обледенели. Ветви деревьев, покрытые толстой коркой льда, ломались и падали. Кое-где оборвалась линия электропередачи. 
   Город стал. 
А к вечеру повалил снег и доломал то, что не удалось сломать обледенению.
Регина проснулась утром понедельника. Нужно было добираться в училище. Вот-вот начнется сессия, пропускать занятия, значит привлекать к себе внимание педагогов, которые припомнят на экзамене плохую посещаемость. 
Сергей включил местный канал телевидения, по которому обеспокоенный диктор убеждал всех жителей Города у Моря не выходить из дома без особой необходимости. Не работало большинство предприятий, так как люди просто не смогли добраться к месту работы. В школах были объявлены внеочередные каникулы, чем и поспешили воспользоваться дети. Уж им-то неожиданный снег был только в радость.
Сергей все-таки уговорил Регину не идти сегодня на занятия. Потом дозвонился в клинику, долго ждал, пока найдут дежурных врачей каждого отделения, объяснил каждому ситуацию с транспортом и попросил убедить персонал остаться на еще одни сутки, пока службы не расчистят дороги.
Уже после обеда в квартире раздался телефонный звонок. Дежурный врач детского отделения, срываясь на крик, начиная истерить, рассказала, что одна из медсестер, живущая неподалёку, ушла домой пешком. Дома ее ждали двое детей, и за них женщина беспокоилась намного сильнее, чем за пациентов. У пожилой санитарки неожиданно поднялась температура и она слегла, не в силах просто подняться с постели, а не то чтобы ухаживать за больными детьми. Позвать кого-то из другого отделения тоже не представляется возможным: работающие вторые сутки люди и так валятся с ног. При все этом аномальный снегопад и ураганный ветер прошлой ночью спровоцировал обострение заболевания у многих пациентов. В общем, в клинике полный раздрай и Сергею Владимировичу хорошо-бы было приехать.
Сергей начал одеваться. Увидел, что Регина тоже собирается в дорогу.
- Оставайся дома. Справятся там и без тебя.
- Может и справятся. А если нет? Я ведь слышала о чем тебе рассказала дежурный врач, - девушка улыбнулась: 
- Я не подслушивала, просто она так орала... Я готова. Пошли?
Дороги в центре к обеду немного расчистили, и бОльший отрезок пути Сергею удалось проехать, но, на повороте к клинике, машина застряла в сугробе. Здесь дорогу расчищать никто не собирался. Это не было первой необходимостью. Всю технику бросили на расчистку подъездных путей к хлебозаводам (городу нужен был хлеб) и на "вылизывание" центра. А что до психушки - так куда этим психам ездить? Расчистят, когда очередь дойдет. 
Сергей и Регина выбрались из автомобиля, рассчитывая пройти остаток пути пешком. Девушка предложила срезать угол, идти не по дороге, а напрямик.
Летом здесь вполне можно было сократить путь, если добираться в клинику пешком. Этот кусок парка хотя и был заброшенным, но все-же не казался непроходимым. Но так было летом.
Как только Сергей и Регина отошли от дороги на несколько метров, как тут-же провалились в канаву, засыпанную снегом. Регина пискнула:
- Ой! Хорошо, что я в брюках, а то-бы снег трусы намочил.
- Может вернемся и пойдем по дороге? Кто знает, какие сюрпризы нам приготовил этот дикий лес, - Сергей остановился, ожидая ответа девушки.
- Нет, по дороге в три раза путь длиннее, а уже сумерки надвигаются. Пошли дальше.
- Ну хорошо. Только я иду впереди, а ты за мной, по борозде,- Сергей усмехнулся:
- Я буду твоим ледоколом.
Весь путь пара проделала хоть и не быстро, но без особых приключений. Пару раз Сергей проваливался по пояс в очередную канаву, но, слава Богу, ног не переломал и не вывихнул.
Еще издали они заметили, что в клинике освещены не все окна, а в тех, которые светились, лампы горели тускло, едва-едва. Сергей понял, что где-то случился обрыв линии электропередачи и клиника потребляет энергию собственных генераторов. Еще раз Сергей подумал о том, что правильно сделал, когда настоял, чтобы у клиники была своя подстанция. Мощности генераторов были не абы какие, но на то, чтобы минимально осветить больницу в течении суток, их хватало.
В клинике творилось что-то невоообразимое. Казалось, что это не больница, а филиал ада на земле. Запустить кухонные плиты не удалось, не хватило слабого напряжения от генераторов. Персонал пытался накормить больных печеньем и бутербродами. Никто не повел пациентов в столовую по полутемным коридорам, пища, принесенная в палату, кем-то крошилась и разбрасывалась, кем-то, кто посильнее и поголоднее, отнималась у соседей по палате. Раздать успокоительное тоже не представлялось возможным: персонал падал от усталости, а пациенты становились все беспокойнее и непредсказуемее. Все закончилось тем, что после слов: "Да пошли вы...", палаты заперли на ключ и стали ждать приезда главврача. Дома у него никто трубку не брал, значит уже выехал и скоро будет. Вот он пусть и разбирается. А мы люди маленькие. В стихию выживать не обученные. 
Санитары кое-как расчистили аллеи, и уже через час с небольшим Сергей и Регина вошли в здание больницы.
Они разошлись, едва оказавшись на территории клиники. Регина побежала в детское отделение, а Сергей направился в главный корпус. Нужно было срочно собрать врачей и обговорить дальнейшие действия.
Дежурная медсестра бросилась на шею Регине и чуть не расплакалась:
- Господи! Какое счастье, что ты приехала! Сергей Владимирович тоже приехал?
- Думаю, что да.
Сестричка хихикнула:
- Ну да, ну да. Не пешком-же ты пришла.
Регина нашла дежурного врача, молодую женщину, растерянную и испуганную, с покрасневшими от двухсуточного бодрствования глазами, и передала ей, что главврач ждет ее у себя в кабинете. 
- Я сейчас, я быстро... только оденусь. Справитесь тут вдвоём? - врач смотрела на своих подчиненных.
Девушки кивнули почти одновременно:
- Справимся. Только Вы там побыстрее.
За окном, в уже сгустившихся сумерках, снова замелькали падающие снежинки, которых с каждой минутой становилось все больше. 
Прошло уже больше часа с той поры, как девушки остались вдвоем на все отделение. Идти в палаты без врача, медсестра категорически отказалась:
- Ты что?! - девушка с ужасом смотрела на Регину:
- Ты не видела, что тут творилось до твоего приезда! Да и сейчас не знаю, что там, в палатах, происходит! Пусть сидят под замком, может и не поубивают друг-друга.
- Дай ключи, я сама пойду,- Регина протянула руку.
- Не дам! Пока врач не вернется, не дам! Они-же психи! Поразбегаются по темноте, как тараканы, что будем делать?
- Они в первую очередь дети. Дай ключи.
Медсестричка мотала головой и сжимала связку ключей в, засунутом в карман халата, кулаке.
Неизвестно, чем-бы закончилась эта перепалка, но дверь в отделение открылась и впустила троих медиков во главе с Сергеем Владимировичем.
Дежурный врач отделения подошла к медсестре:
- Идите в манипуляционную. Я сейчас принесу препараты, готовьте все для инъекций.
- Что именно и сколько доз?
- Что именно - не вашего ума дело. По одной дозе на каждого больного, - и, взглянув на Регину, добавила:
- Не обсуждается. Распоряжение главврача.
Регина оцепенела. Она понимала, что вот сейчас каждому ребенку, не взирая на диагноз и тяжесть заболевания, вгонят лошадиную дозу психотропа, и помешать этому она не имеет ни возможности ни права. Ей очень хорошо быть доброй и сострадательной за спиной у Сергея Владимировича, а он несет ответственность не только за жизнь каждого пациента, но и за весь медперсонал. 
Глядя на посеревшее за считанные часы лицо любимого мужчины, Регина подошла к дежурному врачу:
- Я помогу. Что нужно делать.
- Иди в манипуляционную. Медсестра все объяснит. 
... двое врачей и двое дюжих санитаров из мужского отделения открывали замок и входили в палату. Сергей Владимирович, держа в руках медицинский бокс с кабанчиками-шприцами, заполненными препаратом, входил вместе с ними. Регина зажимала уши и убегала в манипуляционную, чтобы не слышать визга и крика детей. Санитары вылавливали взвинченых пациетов по углам палат, вытаскивали из-под кроватей, крепко держали, пока ребенку вводился препарат. Когда малыш обмякал в руках, его укладывали в постель и ... искали следующего. 
... через час все было закончено. Дети, забывшись в наркотическом беспамятстве, тихо лежали в своих кроватках. Уставшая за две сумасшедших смены врач, ушла к себе в кабинет и тут-же уснула на диванчике. Медсестричку Регина тоже отправила поспать, делать в отделении было нечего. Минимум десять часов, а то и больше, пройдет, пока пациенты начнут приходить в себя. Регина смотрела в окно, за которым набирал силу очередной виток вьюги, и хотела только одного - чтобы этот катаклизм побыстрее закончился.



Рита

Отредактировано: 27.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться