Миры пересекаются. Записки ролевика. Сборник

Размер шрифта: - +

13. Любимые образы. Ленке-кеале


образ и костюм - Елена Силкина

фото и монтаж - Андрей Маринин

     «Группа подростков из высокотехнологичной цивилизации решила изменить чужую историю (точнее, историю братьев по расе), а конкретно – воспрепятствовать завоеванию Латинской Америки испанцами. Вмешательство не удалось (история не имеет сослагательного наклонения), а подростки, растратив ресурсы, вынуждены были остаться на Земле… 
     Их потомки не стали многочисленными. Небольшое племя индейцев-уарагов («люди камня», «горцы») укрывается в сельве, в пещерном городе.
     Ленке-кеале («Луч Солнца») – девочка-подросток, жизнь которой поначалу проста и безмятежна. Но внезапно всё начинает стремительно меняться.
     Мир гораздо сложнее, чем кажется. Очень трудно бывает, когда в юном возрасте вдруг обнаруживаешь такое, и уютная, изученная, как свои пять пальцев, почти домашняя сфера бытия начинает трескаться со всех сторон, обнажая пугающие грани. В мире, оказывается, существует магия (экстрасенсорика). Мир, как выясняется, гораздо обширнее, чем представлялось поначалу, в нём есть космос, другие планеты, помимо Земли, другие цивилизации…»
     Я в то время и по жизни нередко ходила в индейском прикиде – туфли-мокасины, брюки, пончо, повязка через лоб. Иногда молоденькие девочки принимали меня за индейца (не за индеанку, а именно за индейца) и с горящими от любопытства глазами торопились следом, настойчиво норовя познакомиться с таким экзотическим товарищем. Эту путаницу понять можно – суровое лицо, тёмные длинные волосы, никак не заплетённые, широкий шаг, низкий голос…
     Однажды был забавный случай. Мы с моим бывшим мужем (на тот момент – настоящим) гуляли по рынку в районе станции метро «Черкизовская», разглядывали продающиеся с рук разные любопытные мелочи и пили пиво. У пива эффект известный – срочно понадобилось в отхожее место. Поблизости ничего подобного не оказалось, но была гостиница. Для иностранцев.
     -Будем разговаривать между собой по-английски и просто зайдём, - сказал Юлий.
     Так и сделали, и нам никто не воспрепятствовал.
     Когда уже выходили обратно на улицу, за нашими спинами одна уборщица проворчала другой:
     -Ходят тут… И зачем пускают в Россию всяких дикарей?! 
     Юлий был одет, как рокер – косуха, бандана, штаны заправлены в шнурованные высокие ботинки; я в бордовом пончо и коричневых брюках с туфлями-мокасинами.
     Мы вышли, отбежали на расстояние и попадали на газон от хохота. Хотя на самом деле такая реакция пожилой женщины – это не смешно, а скорее, грустно. Подобное, к счастью, я всё-таки наблюдаю редко…

                 (роман «Тропа моей жизни» из цикла «Уарагайя»; мемуарный эпизод)



Елена Силкина

Отредактировано: 05.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться