Миры за моим окном

ИНОГДА БОГИ ЗНАЮТ

ИНОГДА БОГИ ЗНАЮТ

 

- Боги управляют нами. Можешь поверить мне, Отто. Нами управляют боги. Ты думаешь, что сам решил открывать дороги, сам выбираешь скорость бега, но это не так. Все решают боги.

Старая Дарья говорила медленно, негромко. Отто было странно слушать ее. Он мало знал  о жизни. Может, и прошло уже несколько лет с тех пор, как он со своими близнецами покинул инкубатор, но так уж сложилось, что долгое время он жил в небольшой одноместной часовне, почти каждый день выбегал на пробежку, потом подолгу отдыхал на воздухе. Всегда в одном и том же месте. Но место располагалось под открытым небом, не храм, хоть и было оно предназначено специально для таких, как он, путников, собиравшихся здесь передохнуть. Они всегда были разные. Лишь изредка видел Отто знакомые лица, но ни с кем особо не заговаривал и уж тем более не сближался. Там, в той его жизни, все старались выглядеть независимыми, все были молоды, если и старше Отто, то не на много. Не то, что Дарья. Она была древней, хоть и выглядела лучше многих юнцов. Она много повидала, и Отто всегда с нетерпением ждал ее рассказов, зачастую казавшихся ему неправдоподобными.

- Просто вы еще слишком юны и не понимаете этого, думаете, что все вам доступно, все вы сами решаете.

Отто скосил глаза, чтобы понять, почему вдруг Дарья стала обращаться к нему во множественном числе. Ну да, так и есть. Юрико тоже подошла послушать. Отто нравилась Юрико. Она была совсем юной, очень задорной и почти никогда не сидела на месте. Иногда даже ночами где-то пропадала. Отто тоже любил гулять по ночам, когда нет кругом толчеи, не нужно уступать дорогу тем, кто куда-то спешит. Но он почему-то делал это редко, и в ранней юности, и уже здесь, когда переехал. Зачем он переехал, Отто и сам не знал. После четырех лет размеренной жизни в той своей часовне он вдруг сорвался с места и понесся, преодолевая кажущиеся теперь  немыслимыми расстояния. Это было здорово! Ночевки под открытым небом, широкие, совсем не переполненные дороги. Потом был третьеразрядный постоялый двор, где Отто провел не больше недели. А потом он попал сюда, в этот храм. За время путешествия Отто довелось повидать хоть что-то, поэтому не все рассказы старой Дарьи он воспринимал, как сказки, и многим был склонен верить. А вот Юрико не верила. Прямо после инкубатора она с комфортом пропутешествовала на корабле из своей далекой страны, потом некоторое время жила в фешенебельном отеле, а после сразу оказалась здесь, в большом храме, в большом городе.

- А на самом деле мы не решаем ничего. Это боги выбирают дороги, они решают, куда и как долго мы будем двигаться.

- Ты говоришь так, словно мы вообще ничто! – обиженным тоном маленькой девочки заявила Юрико.

- Если бы мы были ничем, нас бы не было, - философски заметила Дарья. - Но мы есть. И идем мы по пути, предначертанному нам богами.

- Я сама хожу куда хочу! – упрямо заявила Юрико.

- Правда? А вот скажи мне, девочка, ты любишь гулять по ночам?

- Конечно! Кто же не любит?

- Тогда почему ты сейчас здесь? Почему не бежишь по пустынной дороге, куда глаза глядят? Что мешает тебе?

- Я... – начала было Юрико, но остановилась.

Действительно, ни ей, ни Отто, ни многим другим не хотелось  сейчас оставаться в храме, так почему же они не спешили на свободу?

- То-то же, - мягко сказала Дарья. - Без богов нам – никуда. Мы движемся, только пока они рядом.

- Глупости! – фыркнул Чак, который все это время прислушивался к разговору, но делал вид, что выше таких споров.

Чак вообще считал себя выше всех. Если рассматривать подобный подход в прямом смысле, то так оно и было, но для всего сообщества обитателей храма высокий рост имел не слишком большое значение. Видно, это настолько обижало Чака, что даже к старой Дарье он относился пренебрежительно. А может, он не уважал старость. Он в принципе мало кого уважал, даже своих соотечественников. Ну, разве что Вождя. Настоящего имени вождя никто не знал, но, как и старая Дарья, он считался патриархом. Впрочем,  сама Дарья относилась к Вождю хоть и с почтением, но всячески давала понять, что годится ему в бабушки.

Отто, который не очень-то и любил Чака, тут отчасти с ним согласился. Конечно, не в такой резкой форме.

- В самом деле, Дарья, - робко заметил он, - о каких богах речь? Ведь здесь, в храме, мы все решаем сами.

- В храме! – вздохнула Дарья и посмотрела на Отто с улыбкой, полной мудрости и печали. – На то он и храм, дитя. Но на дороге ты даже не сможешь сказать мне «Привет!», если этого не захочет бог, который тобой управляет.

- Нет! Неправда! Не может быть! - расстроился Отто.

Он очень уважал Дарью и просто не мог себе представить, что не поздоровается с ней при встрече.

- Ни за что не позволю управлять мною какому-то глупому богу! – капризно надула губки Юрико. – Я сама решаю, куда и как бегаю! А ночью, днем – не важно! И плевать мне на этих хамов, что все время куда-то спешат и так и норовят отпихнуть порядочную девушку!

Речь ее прозвучала настолько страстно, что даже Чак согласно фыркнул. А Фердинанд – гордый соотечественник Отто – промолчал так презрительно, что всем стало ясно: уж он-то в последнюю очередь хотел бы встретиться с Юрико на дороге.

- Дурачье! – пробормотал вдруг Вождь, и все вздрогнули.

Никто не слышал, когда он подкатился так близко и вклинился между Дарьей и Фердинандом. Даже Чак смутился и посторонился, чтобы дать пожилой леди возможность подвинуться.

- Дурачье! – повторил старик и окинул молодежь снисходительным взглядом.

Все затихли, ожидая продолжения. Вождь говорил редко, но его рассказы завораживали. Словно воочию открывались обитателям храма просторы родных прерий патриарха. Вот и теперь никто не спешил вставить реплику, зная, что скоро Вождь начнет свое повествование. А старик все держал паузу, позволяя насладиться торжественностью момента. Отто невольно залюбовался Вождем. Тот был красив какой-то грубоватой, давно забытой красотой и, казалось, весь состоял из острых углов, прямых линий и стремления вперед. Малыш Отто невольно задумался о том, какой прекрасной может быть старость. Большинство его сородичей не проживали и половины того, что прожил Вождь – о Дарье и говорить нечего – и, отбегав свое, отправлялись на переработку, чтобы потом снова возродиться в инкубаторе. Некоторые, самые отчаянные, гибли на дорогах совсем молодыми. Несколько раз Отто доводилось встречать и совсем других стариков – дряхлых, рассыпающихся на ходу, но почему-то не сдающихся, продолжающих бороздить пути наперекор времени. Но Дарья и Вождь – совсем другое дело. Для Отто было загадкой, как им удалось прожить так долго и остаться в такой прекрасной форме. Он очень сомневался, что с ним самим может случиться что-то подобное, и в последнее время задумывался о том, сколько же ему еще осталось.



Варвара Кислинская

Отредактировано: 05.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться